http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/60809.css
http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/88636.css

THE CITY 24

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE CITY 24 » Flashback level » Байки из склепа: начало (хх.06.2348)


Байки из склепа: начало (хх.06.2348)

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Фрэнк Мортенссен, Бруно Мальто
Время действия: конец июня 2348, ночь     
Место действия: Ночной клуб где-то в верхнем гетто, потом - куда занесёт
Краткое содержание (по желанию): Немного о странных увлечениях и не менее странных знакомых.

0

2

На эпизод

Внешний вид: чёрная футболка, чёрные штаны с цепями и заклёпками, сапоги на шнуровке, кулон в виде анкха.
С собой: сигареты, мобильник, поддельное ID на имя Клайва Джендри

Летом жизнь, кипевшая в городе по ночам, начинала бурлить ещё красочнее и настойчивее.
Особенно много вывалилось на улицы студентов и старшеклассников, бросавшихся в объятия долгожданных каникул. Фрэнк наблюдал за ними как-то отстранённо, как если бы был уже слишком стар для них и для их развлечений, хотя ему было всего двадцать пять, и лениво иногда размышлял, что было бы, реши он тоже заняться своим образованием.
Во всяком случае, жилось им - особенно студентам - довольно весело.
Правда, в барах летом народу набивалось столько, что нечем становилось дышать в душных помещениях, пропитанных алкогольными парами. Потные тела тёрлись друг об друга на танцполах, в туалетных кабинках закрывались нетерпеливые парочки, и Фрэнк был рад, что он - не волк и не какой-нибудь кот, а ворон, которому, в общем, на подобное обилие запахов было наплевать.

Зато иногда попадался в толпе и кто-нибудь интересный.
Сегодня вот какой-то парень за стойкой рядом с Фрэнком обсуждал со своими приятелями, судя по всему, недавнее учебное вскрытие. Причём явно доказывал что-то кому-то, у кого уже лицо заметно зеленело от подобных разговоров. Из медицинского вуза, должно быть? Может быть, только недавно закрыли сессию - Фрэнк не разобрал.
Что он разобрал - так это то, что парень, похоже, планировал быть патологоанатомом. Фрэнк пригляделся: татуировки, длинные волосы, и, кажется, только что с танцпола... кого только не встретишь, в самом деле. Он усмехнулся и сказал бармену поставить парню выпивку за его счёт - в качестве знака одобрения.

+1

3

Одет

Ядрено-розовая футболка с какими-то золотыми разводами, долженствующими изображать то ли мистические знаки, то ли кривую пентаграмму с иероглифами, то ли еще что, на мысль о пентаграмме наводит светящийся в свете стробоскопов череп, расположенный аккурат посередке футболки; принт одинаков с обеих сторон; ядрено-зеленые джинсы и такие же кроссовки; волосы собраны в высокий хвост и разделены на пряди, каждая прядь зафиксирована гелем и внизу утяжелена на всякий случай защелкой-черепом со светящимися красным глазами – чтобы при резком повороте головы не дать кому-нибудь по морде хвостом, правда тут возникает опасность при очень резком повороте въехать не просто волосами, но «черепками», однако подобных инцидентов пока не было.

С собой: комм, кредитка, какая-то мелочь по карманам. Юношеский идиотизм, подогретый окончанием сессии и алкогольными парами в пока умеренных количествах.

- Нет, ты пойми! – Брай с воодушевлением жестикулировал, почти дирижировал левой перед носом Антуана. Тот никак понимать не хотел, но и свалить нахрен тоже, поэтому приходилось терпеть. – Если ты мозг достаешь из верхнего отдела…
- Вам велели передать, - бармен, несколько подрастерявший профессиональное дружелюбие – видимо, ему тоже не очень хотелось слушать про особенности забора костного мозга у больных лихорадкой Монде, почти грохнул перед Бруно бокал с «Голубой лагуной». Именно этим коктейлем, смотревшемся весьма живенько на фоне белобрысо-розовато-зеленого Брая, юноша предпочел надираться.
- Мне? – с таким искренним удивлением поинтересовался Бруно, будто ему предложили не выпивку, а красиво разложенную на золотом блюде жареную крысу. И еще неизвестно чему больше он бы удивился – крысе или выпивке. Крыса она была как-то привычнее, что ли. Почему привычнее пребывающий в изрядном подпитии Брай ответить не смог бы. Ну вот как-то вот привычнее и все.
- Вам, - со все такой же постной, оживляемой только кривой улыбочкой, физиономией сообщил бармен. Антуан не выдержал и заржал, хлопнув сокурсника по плечу:
- Гордись! Ты смог кого-то заинтересовать! А то все «Никто не приблизится, никто не приблизится!» - протянул, явно передразнивая Брая. – Я те говорил – нахрен выпендриваться? Оделся бы как все и всего делов, тогда бы точно никто не клюнул бы.
Сам Антуан «щеголял» в простой обтягивающей футболке с треугольным вырезом и джинсах.
- Иди ты в ректум к Ктулху! – огрызнулся Бруно на веселящегося друга и обратился к бармену: - А кто?
Тот неопределенно глянул налево, указав глазами на очень готично выглядящего парня.
- М-да, - протянул Антуан, - ты попал или нет?
- Черт его знает, - отозвался Брай, тоже покосившись на парня. Вернее, словом «покоситься» это действо можно было назвать, если бы Бруно был трезв, а так это скорее выглядело как «повернулся почти всем корпусом». – Ща узнаю, - и сполз с барного табурета.
- Эй! Ты куда! – очнувшийся Антуан попытался схватить друга за рукав. – Такие же могут и вломить!
Мало ли за кого примут в этой футболочке и с таким прикидом. Вдруг он оскверняет кого-нибудь бога смерти или еще чего похуже?
- Не ссы! – отцепив руку Антуана от себя, Брай бодро подхватил бокал с коктейлем. – Я ща!
И с этим бравадно-пьяным обещанием двинул в сторону парня, который, в отличие от «разноцветно-ядреного» Бруно, предпочитал черно-белые тона.
- Привет! – радостным тоном произнес последний, вскарабкиваясь на табурет рядом с «черно-белым». Табурет по странному стечению обстоятельств оказался свободен. А может и не по странному – возникала неловкая подспудная мысль, стоило приглядеться к новому знакомцу. – Меня зовут Брай. Это ты мне послал?
Бруно торжественно продемонстрировал бокал с ярко-голубой жидкостью, в которой плвали золотистые блестки.

+2

4

Основным вопросом почти любого дня у Фрэнка можно было считать следующий: "Давно ли я принимал что-то тяжёлое, и какова вероятность, что в данный момент я ловлю приход?"
Но, когда парень, на которого Фрэнк обратил внимание, подсел к нему, и Фрэнк получил возможность разглядеть его ближе - вопрос стал как никогда ранее актуален. Он подпёр ладонью щёку, рассматривая буквально расплавляющую глаза расцветку одежды, черепушки на волосах и на футболке и дружелюбное лицо.
- Я, - Фрэнк почувствовал, что нужно срочно впечатление от нового знакомого разбавить, и залпом выпил остатки рома из своего стакана. Потом развернулся к Браю. - Клайв, - он едва вспомнил, что настоящим именем лучше не представляться, и пожал парню руку. - Ладно, я должен спросить. Ты действительно так выглядишь, или ты ходячая галлюцинация?
Но тогда глюком был и тот парень, с которым Брай разговривал ранее. И который, судя по тому, как он на них смотрел, охреневал с этого его приятеля ничуть не меньше, чем Фрэнк.
- Студент?

0

5

- Студент, ага, - охотно подтвердил Брай, которого совершенно не волновал вопрос, зачем "черно-белому" сдался ответ на традиционный вопрос для начала знакомства. - Галлюцинация не умеет делать так. Эй! - Брай развернулся и махнул бармену своим искрящимся голубеньким коктейлем, слегка качнувшись при этом в противоположную сторону и машинально отметив, что координация начала подводить. - Еще одну порцию этого!
И, как ничтоже сумнящееся, ткнул пальцем в стакан э... Имя удалось вспомнить не сразу. Клайв как-то не сразу связался с сидящей рядом личностью.
Потому как поначалу в "светлой" по всем параметрам башке возник Роберт Льюис Стивенсон, видимо из-за черепа и мрачняка, который сменился на Льюиса Керрола, а уже вслед на Льюиса Клайва. Зафиксировав на новом знакомце имя "Клайв" и решив, что идея связать его Льюисом Керролом весьма перспективна, Брай пристальнее присмотрелся к нему. Не к Керролу - к Клайву.
Графичность, мрачность, черепушки... Юноша удовлетворенно кивнул самому себе - будет Черным рыцарем.
- Так чем обязан? - Брай приподнял свой коктейль, прекратив пялиться с нехорошим исследовательским интересом, щедро разбавленным спиртным, и от того принимавшим явно выраженную, ничем не завуалированную форму.
Антуан со своей стороны барной стойки с интересом наблюдал за развитием событий, чрезвычайно жалея, что не может слышать, что же там происходит - музыка орала как бешеный слон, понукаемый резкими вскриками ди-джея, от которых еще не принявшие как следует нужные дозы выпивки или наркоты периодически нервно вздрагивали. Хотя, возможно, это были конвульсии. Брай предпочел бы конвульсии - так можно на халяву потренироваться и освежить познания.

0

6

Да, пожалуй, что пьяных галлюцинаций у Фрэнка ещё не бывало: вероятно, его мозг полагал, что если и глюки у него начнут пить - а затем, в перспективе, ловить собственные глюки, превращая всё это в бесконечную рекурсию - то это будет совсем уже финиш.
А ещё Брай усердно на него таращился. С каким-то таким выражением, как будто и сам Фрэнк выглядел ничуть не менее необычно.
"Параллельные Вселенные, похоже, пересеклись тут, не иначе", - подумал Фрэнк с усмешкой.
- Я слышал, как вы говорили, - он пожал плечами. - По большей части, о трупах, если не ошибаюсь. Поэтому и интересуюсь.
Он снова взглянул на заколки-черепушки. Определённо, этот Брай был, так сказать, в теме. Странно было думать о нём, как о единомышленнике.
- Так что конкретно ты ему рассказывал? Мне любопытно послушать.

0

7

- Правда? - Брай удивленно приподнял брови, с новым интересом разглядывая Чорного рыцаря. По внешнему виду было как-то сложно предположить, что у него есть какой-то интерес (познавательный или практический) к трупам, скорее уж к живым - в плане выпить-покурить-набить морду.
- Спорим, что через три минуты ты попросишь меня заткнуться? На ну... На коктейль, к примеру.
Будто вспомнив что-то важное, юноша глянул на бокал нового знакомца, не отличавшийся разноцветием и блестками привычных ему напитков. Затуманенный алкоголем мозг сделал кое-какие выводы, и выдал речевому аппарату команду поправить сказанное:
- На выпивку.
Бармен, оказавшийся по какой-то роковой случайности рядом с ними и уже порядком наслушавшийся разговоров двух студентов-медиков, слегка то ли сбледнул, то ли позеленел - в мерцающем свете стробоскопов не было понятно, и вместе с новым, заказанным Бруно для Клайва бокалом, выдавил из себя кривую улыбочку:
- Может вы прямо на готовых образцах об этом поговорите?
Видимо, неопытный бармен еще был, молодняк. Старый бы наоборот под это дело, разговор то есть, постарался как можно больше порций вручить посетителям, а не намекать им, что пора бы честь знать с подобными разговорами.
Чем алкоголь был особо "хорош" для Брая, так это тем, что любая, даже самая нелепая идея или мысль обретала независимость, привлекательность и, самое главное, теряла флер идиотизма и долбоебизма, становясь вполне себе такой реальной для реализации.
Так что на высказавшегося бармена Брай уставился с завидным интересом - как на человека изрекшегося что-то чрезвычайно умное, а вслед покосился на знакомца, прикидывая степень латунности его желудка. "Образцы", знаете ли, это не милые слезы толщиной в несколько микрон на стеклышках, а вполне себе такие видные и выпуклые различные части тел в банках с формалином.

0

8

Фрэнк усмехнулся, блеснув глазами. Студент был, похоже, достаточно азартен и самонадеян, чтобы спорить с ним - и, конечно, отказываться Фрэнк причин не видел. Ему стало интересно, что такого может рассказать ему этот странный парень, чего он не видел бы наяву или в бреду.
Иногда, в моменты особо тяжких приходов, Фрэнку казалось, что он повидал уже весь мир и самую его суть - но это ощущение всеведения быстро проходило, стоило ему очухаться. И пойти, например, в бар. И увидеть... кого-нибудь вроде этого Брая.
- Спорим, - согласился он, предчувствуя развлечение.
А предчувствовал он, как оказалось, не зря: бармен тут же выдвинул отличное предложение, которое - и это было интереснее всего - явно пришлось по душе и Браю. Музыка вокруг накатывала на Фрэнка оглушительными волнами, и он, почувствовав вдруг, как хорош весь этот вечер - хорош предвкушением и зыбкостью границ реальности - развернулся к Браю всем корпусом:
- Мне нравится эта идея. Ты нас проведёшь, студент? К образцам. Можем увеличить ставку с выпивки на что-то более весомое.

0

9

В первый момент Брай хотел поинтересоваться: нас – этого кого именно? Все же выпитое, а также на редкость бодрое после сданного экзамена состояние, давали о себе знать, иначе бы он так храбро не пошел знакомиться, да еще спорить с неподготовленным человеком. Хотя… Кому врать-то? Все равно пошел бы. Но по-другому! А сейчас будущему врачу было море по колено и звезды по барабану, со всеми вытекающими из этого факта радостными и радужными последствиями.
- Если наблюешь, сам все убирать будешь, - радостно сообщил Бруно новому знакомцу, стукнув бокалом со своим голубеньким с блестками коктейлем по стойке. Полупустой бокал издал жалобный «звяк», но не разбился и не разлился – полупустой же.
Впервые побывав в прозекторской института и «музее» при ней, избавлялись от лишнего балласта почти все, чему нимало способствовал доктор Франкенштейн (прозвище, конечно же), который водил первогодок на экскурсию. Там даже специальный робот-уборщик имелся, только по ночам его выключали – проверено уже.
На что спорим?
Антуан со своей стойки бара, мучимый жаждой знаний и желанием выпить, помахал  бармену рукой, подзывая его, а потом зашеп… заорал, стараясь перекричать музыку и донести желания, бармену что-то на ухо, косясь на приятеля и готичного посетителя.

0

10

Фрэнк издал смешок, умудрившись выразить в этом коротком фыркающем звуке одновременно и довольство тем, что студент действительно не пошёл на попятный, и веселье, и лёгкую снисходительность относительно выданного Браем предупреждения.
И Фрэнк был уверен, что, обладай сидящий внутри него ворон настоящей собственной личностью, он бы тоже позабавился изрядно.
Всё ещё усмехаясь, он поднёс свой стакан к бокалу Брая и, поймав расплывающийся от выпивки взгляд студента, в шутливой торжественности столкнул стаканы краями, словно скрепляя договор.
- На что хочешь, - отозвался он, не слишком по природе азартный. - Считай, что я фея-крёстная, у которой можно попросить всё, что угодно. А уж что я получу за твой проигрыш - предлагай сам. Мне интересно послушать.
Затем он взглянул в сторону оставленного Браем приятеля, тоже, судя по всему, студента. Тот о чём-то переговаривался с барменом, и Фрэнку в некоторой степени любопытно было поглядеть, насчёт чего - потому что результат переговоров должен был, похоже, отразиться и на них с Браем.
Любопытно - но не так, как поглядеть на то, чем его собирался пугать этот парень.

0

11

А Брай завис. Убитый алкоголем, то есть празднованием мозг отказывался выдавать какие-нибудь умные идеи по поводу выигрыша и проигрыша. Просто ступор и стенка. Бум-бум-бум дискотеки также не способствовало наличию не только умных мыслей, но и даже просто хоть каких-нибудь мыслей. В принципе эта музыка, бьющая на низких тонах, именно для этого и предназначалась – для выбивания мыслей и оставления только животных инстинктов. Простая физиология, им даже на примере на одном из занятий демонстрировали, что будет, если живой организм надолго оставить под таким «излучением». Ничего хорошего.
Бруно бессмысленным взглядом скользил вокруг, пока не наткнулся…
– О! Придумал! Если проиграешь, станцуешь стриптиз! Вон там! – и юноша безапелляционным жестом ткнул в сторону шеста, возле которого извивалась змея. Ну, не совсем змея, а девушка, обтянутая «змеиной кожей», переливающейся синим и зеленым в мерцающем свете танцпола.
Посчитав свой долг выполненным – что он, ежик голубой пупырчатый, чтобы еще и другому его выигрыш придумывать?! – Брай сполз со стула и лихо опрокинул в себя остаток коктейля. Что характерно – не пролил. И что странно тоже.
Внезапно к ним подлетел блестевший как медный пряник бармен, видимо получивший что-то на лапу от Антуана:
– Господа, еще по пор…
– Не нужно! – юноша величество повел рукой, отказываясь выпивки. – Мы уходим.
Когда Бруно пошел к выходу, на другом конце бара Антуан изобразил то, что можно было бы назвать «рука-лицо», только в его исполнении это оказалось «лоб-стойка».

Если на улице стояла зима, то свежий воздух может быть привел в чувство и вывел из эйфории студента. Хотя даже зимой температура редко опускалась ниже десяти градусов, но разгоряченное танцами чело и тело вполне могли охладиться. Но не в июне, когда парилка бара сменяется парилкой улицы, и неизвестно что хуже.
Бар располагался неподалеку от кампуса, а кампус – от анатомички, так что вопрос «как добраться?» даже не стоял. Темнота, как известно, друг молодежи, так что Брай указав рукой примерное направление и сообщив об этом вербально «Нам туда!» двинулся в переулок, хоть и освещенный гораздо хуже, чем улица, зато можно было срезать как минимум половину пути.

0

12

"Интересно, много студентов-медиков... как этот парень?"
Фрэнк не общался с медиками обыкновенно - ни с настоящими, ни с будущими, по понятным причинам: один вид белого халата вызывал в нём дрожь. И стерильные помещения вызывали у него явственное чувство дискомфорта. Он научился контролировать это с годами и старался не выдавать себя, даже если случалось прикоснуться к этому миру белых стен и пропахших лекарствами людей, однако по возможности обходил это всё стороной.
Но Брай, казалось, в мир медицины затесался исключительно случайно - или это просто Фрэнк неверно себе представлял будущих светил науки. Для патологоанатома этот Брай был каким-то чересчур живым - и его мозг выкидывал какие-то непредсказуемые фортели. Конечно, Брай был пьян, и, конечно, это влияло немало; на самого Фрэнка алкоголь действовал куда слабее - он не умел пьянеть так быстро. И всё-таки Фрэнку начинало казаться, что и будучи трезвым Брай чудит примерно как-то так же.
Брови Фрэнка подлетели:
- На кой тебе мой стриптиз? - впрочем, понять логику этого странного существа, наверное, можно было даже не пытаться. Фрэнк мотнул головой, отменяя вопрос. - О'кей. Станцую, если заставишь меня сблевать или хотя бы испугаться достаточно сильно. А ты... - он встал и наклонился к нему, неожиданно блеснув глазами. - Если я выиграю - ты расскажешь мне по свои страхи. Самые, самые тёмные и глубокие. Идёт?

Затем с выпивкой было покончено, и ночь приняла их в свои объятия.
Анатомический театр - если он правильно понял и если Брай собирался вести его именно туда - не больница. Это Фрэнк знал, а потому не ощущал ни малейшего беспокойства.
Ну, разве что, на счёт того, не свалится ли Брай прямо на улице, в таком-то "состоянии не стояния" - иначе всё веселье насмарку.

0

13

Если Фрэнк раздумывал над вполне нормальными вещами («Зачем чокнутому медику его стриптиз?»), то Брая мучили совершенно другие размышления, а именно: какие у него есть темные и глубокие страхи? Причем самые-самые? Как водится, самые странные и дикие размышления побуждаются казалось бы простыми и незамысловатыми вопросами. Вот и вопрос Фрэнка погрузил будущего патологоанатома в пучины самоанализа и самокопательства. Нет, до «тварь ли я дрожащая или право имею?» Бруно так и не дошел – как-то не актуально для него подобное самовопрошательство было, но до «и почему это у меня все, не как у людей – никаких фобий, никаких страхов!» докатился. Ну не рассказывать же, в самом деле, если что, что боится лечить живых?!
Так что путь по проулочку прошел в относительной тишине, пока Брай, идя строго по прямой и светя всеми алыми глазами из всех черепушек, украшающих волосы, внезапно вдруг не споткнулся. Сообщив всему миру некоторые интересные подробности о жизни внезапно кидающихся под ноги всяких, юноша потыкал ногой в свежий трупик гигантской крысы, о которую, собственно, и споткнулся, и с радостной, нездоровой жизнерадостностью вдруг поинтересовался у спутника:
- А ты драться умеешь?

0

14

Как и ожидалось, Брай по пути довольно скоро предпринял бодрую попытку приложиться лицом об асфальт. Фрэнк молча подхватил его под локоть, помогая ему восстановить равновесие: он опасался, что если мозги этого чудака растекутся по мостовой, то на этом вечер и закончится.
Он взглянул на крысу. В красноватом свете, который, как рождественская ёлка или неоновая вывеска, излучали чудные заколки Брая, крысиная тушка казалась почти художественной инсталляцией. Ворон в сознании Фрэнка вяло шевельнулся, обозначая интерес - труп был ещё не протухший и вызывал у ворона мысли некоторого гастрономического оттенка.
- Драться? - он вновь вздёрнул бровь, перешагивая через крысу, и обернулся к спутнику. - На случай, если нас тут решать по дороге ограбить, чтобы забрать твои... черепушки? - он хмыкнул. Ему представлялось сомнительным, чтобы кто-то всерьёз решился тут на них напасть: Брай мало того, что светился, так ещё и выглядел как-то так, что сразу ясно было - привлечёт нежелательное внимание. Фрэнк бы, на месте гопников и грабителей, к такому на более-менее людной улице приставать бы не рискнул. А он сам... ну, на него, боги свидетели, ещё ни разу не нападали в тёмных подворотнях. Тоже, наверное, тот ещё видок имел. - Или думаешь, мертвецам в морге не понравится наш осмотр, и они решат дать отпор? Умею. Но не люблю.
У него не было с собой ножа, а выпускать ворона при Брае было чревато - но он всё ещё мог отпугнуть потенциальных нападающих иллюзией, если придётся, да и в рукопашной был, благодаря СА, не то чтобы профаном. Так что это Фрэнка точно не беспокоило.

Отредактировано Frank Mortenssen (2016-02-22 01:30:10)

0

15

– Не, ты смотри, – Брай, покачнувшись, присел около крысы, чей валяющийся на боку трупик доставал ему до середины голени, даже чуть выше, и принялся привычным жестом сплетать косу, от чего по стенам вокруг принялись затейливо бегать красные отсветы глазок от черепов. – Вот этот надрез…
Мальто потыкал пальцем в рану на боку трупика, оставив свою косу недоплетенной – он и в обычно состоянии при переключении с одной задачи на другую зачастую оставлял первоначальную задачу недоделанной, что уж говорить про в почти дребадан пьяное состояние.
– Это свежачок. Коготь оборотня, я бы сказал – тигра, а такие охотятся стаями!
Он торжествующе поднял голову и тут же опустил глаза обратно, чтобы избавиться от занятного головокружения пространства, тут же принявшего плясать самбу перед светлыми очами будущего патологоанатома.
– Вывод! – Брай торжественно поднял палец, чуть прикрыв глаза, чтобы каруселька успокоилась. – Они где-то рядом!
Последняя фраза получилась несколько трагической и завывающей, как и положено в подобных обстоятельствах. Сам Бруно как-то напророченной им участи оказаться в зубах тигров не боялся и чувствовал себя как во время хеллоуиновских страшилок – жутенько, но понятно же, что ничего страшного не случиться.
– Ну что, пошли? – поинтересовался, поднимаясь, уже обычным тоном.

0

16

Сомнений в том, что Брай - не кто-нибудь, а будущий патологоанатом, больше не оставалось никаких. Кто угодно мог начитаться учебников по анатомии и потом делиться по пьяни новоприобретёнными знаниями с такими же нетрезвыми товарищами, посылая оных "в ректум к Ктулху", и точно также любой пьяный энтузиаст мог пообещать провести в морг полузнакомого парня на "слабо". Но вот тыкать пальцем в труп разожравшейся крысы-мутанта, играя в детектива полиции - это да, это могло прийти в голову далеко не каждому.
- Рядом, - он вздохнул. Брай вызывал у него странную смесь из недоумения и почти-зависти: где-то там, в этой чудной голове происходило всё веселье, к которому Фрэнк ощущал себя хронически непричастным. Словно гость, опоздавший в клуб на закрытую вечеринку и вынужденный довольствоваться отзвуками музыки снаружи.- Конечно. И тигры охотятся в одиночку, студент. Ты перепутал с волками.
Вообще, конечно, оборотни были даже более рядом, чем Брай предполагал. Но знать ему об этом точно было необязательно.
Так же молча - и так же автоматически - Фрэнк помог ему подняться.
- Я уж думал, ты собрался мне прямо здесь вскрытие проводить, - проворчал он, гадая про себя, на что ещё Брай отвлечётся в течение их сравнительно короткого пути. А ведь отвлечётся же, почти наверняка. - Пошли. Мне интереснее смотреть на людей, а не на крыс.

0


Вы здесь » THE CITY 24 » Flashback level » Байки из склепа: начало (хх.06.2348)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC