http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/60809.css
http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/88636.css

THE CITY 24

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE CITY 24 » Present level » "Aes debitorem leve, grave inimicum facit" (05.09.2354 г.)


"Aes debitorem leve, grave inimicum facit" (05.09.2354 г.)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Фрэнк Мортенссен, Влад Ковальски
Время действия: 21:00, 05.09.2354 г.     
Место действия: улицы города
Краткое содержание (по желанию): Aes debitorem leve, grave inimicum facit (Небольшой долг делает должником, а большой — врагом).

0

2

Внешний вид и с собой

Внешний вид: темно-серая футболка, черные джинсы и черная кожаная куртка. Ботинки.
С собой: сигареты, зажигалка, нож спрятанный в ботинке, поддельный ID, пару сотен кредитов.

Город был переполнен событиями. Терракты, уличные разборки мафии, попытки политических переворотов. Слишком много на один город, который и так никогда особо не славился лояльными законами. Настигало понимание того, что если еще месяц назад возможность воплотить идею Саважа в реальность была хоть маленькой, но все же была. То на данный момент, каждый час процент ее реализации близился к нулевой отметке. Кого в этом винил Ковальски? Такие имена не произносятся даже мысленно.
Сегодня он хотел узнать подробности последней стычки Саважа с ирландской мафией. Конечно он был в курсе об операции в лице Гевары. И, конечно, к волку он не пошел бы даже в самой скудной ситуации. Они не были союзниками, не смотря на то, что преследовали одну цель. С тигром, по мнению Ковальски, разговор был так же бесполезным. Идарран всегда позиционировал себя, как одиночку. Конечно для Влада это было полнейшей чушью, но такие убежденные позиции в душе штурмовиков снижали его шансы влияния. Сейчас копаться в душе тигра не было никакого желания, а искать под него ходы - лишняя трата времени. Ковальски никогда не делал ставку на грубую силу, а ничего другого в штурмовике он не видел. Другое дело Фрэнк Мортенссен - третий участник славной кровавой охоты. Довольно сообразительный в глазах лиса, чтобы вовремя понять верную расстановку сил. И вполне сговорчивый. Главное найти нужный рычаг, возможно даже идеологический. Это устраивало Ковальски более чем.
Горящий, яркий ночной город остался за спиной лиса еще несколько кварталов назад. Сейчас перед ним развернулось во всей красе нижнее гетто, полное разной тупой швали, наркоманов и малолетних выродков. Именно среди этого колорита он и искал Мортенссена, который славился любовью к различным препаратам. Впрочем, тягу к острым ощущениям по жизни тоже не стоило отметать. Влад брезгливо скривился, обходя стороной двух бездомных, которые в агонии кайфа пускали голубую пену ртом и негромко мычали. Лис сверился с данными, что были сохранены на его коммуникаторе, после толкнул дверь какого-то питомника и начал неспешный подъем по лестнице. Если бы он работал на полицию, то ни одна гнида города не ушла бы от копов, так считал не только Влад, но и те в СА, кто хоть на малую долю понимал насколько широка информационная сеть построенная им за эти года. И найти одного шибанутого ворона в гуще других дегенератов и отбросов общества - совершенно не было проблемой для Ковальски. Потому он с уверенностью и некой тактичностью постучал по двери комнаты, в которой, он точно знал, находится искомый им человек.

0

3

На эпизод

Футболка с капюшоном, драные джинсы, чёрные ботинки на шнуровке - всё чёрное. На шее - анкх на простом шнурке. С собой: поддельный ID, складной нож, наличность, пачка сигарет, зажигалка.

Что-то происходило в рядах Сопротивления. Что-то серьёзное, не вроде тех мелких кадровых перестановок, когда кого-то выгоняли или даже убивали за то, что он проштрафился.
Нет: на этот раз Фрэнк чувствовал - грядут какие-то перемены.
А ещё он чувствовал, что перемены эти могут затронуть даже его - того, кто не жаждал ни власти, ни справедливости, не жаждал ничего вообще, а только делал, что ему говорили, и индифферентной ко всему тенью скитался по коридорам штаба тогда, когда не был занят на "гражданской" своей работе.
Винсент пропал. Казалось бы - ничего особенного, пропал и пропал, в конце концов, мало ли, какие дела имелись у главы агитационного отдела СА. Но странным было то, что Фрэнк, успевший за эти годы стать его доверенным лицом, не получил от него ни намёка, ни весточки относительно того, куда он мог бы подеваться. Его не было уже довольно долго. И вместе со всем этим общим напряжением, витающим среди Саважа, это наводило на не слишком приятные мысли.
У Винсента были планы. Идеи. Амбиции.
У Фрэнка не было ничего. Он не слишком представлял себе, что вообще будет делать без него. И уж тем более он не представлял, что станет теперь с той опасной затеей внутреннего переворота, которую Винсент вынашивал.
Вовремя подвернулся Гевара с его ночью охоты: это было довольно увлекательно, и, кажется, могло в перспективе означать для Фрэнка, что он и в следующий раз может пойти охотиться со штурмовиками за компанию.
Но ситуацию это не меняло: назревало что-то странное. Как нарыв, который вот-вот должен лопнуть и выплеснуть гной.

Разумеется, всё это никак не влияло на то, как Фрэнк проводил свободное от всех своих "работ" время. Он не видел повода отказывать себе в своих вредных привычках, разумно полагая, что, если уж его и в самом деле коснётся грядущее, то отказ от этих привычек нисколько тому не помешает.
И тем вечером он снова пошёл в один из этих безымянных притонов, чтобы приглушить очередной концерт в своей голове. Обычно он предпочитал не светиться в подобных злачных местах - покупал то, что ему нужно, у дилеров и закидывался этим дома. Ну - или на чьей-то квартире, как было с этим Химмелом, но тут - только по приглашению. Он знал, что руководство СА торчков на службе не одобряет - и потому внимание своими увлечениями старался не привлекать. В конце концов, работать ему эти маленькие слабости не мешали ничуть.
Но сегодня он был здесь - и он знал, что его ищут, причём уже некоторое время. Искали, впрочем, свои, судя по всему, и потому Фрэнк предпочёл не прятаться.
И он ожидал, что его вот-вот найдут.

Он, развалившись на диване, блаженствовал под травкой (ничего тяжелее он пока позволять себе не стал, учитывая, что здесь его могли застать свои же) под тихую музыку, похожую на регги - когда в дверь постучали.
Он открыл глаза: нашли, значит. Ну, наконец-то. Кто ещё мог стучать здесь, в притоне?
- Ага, - произнёс он, как бы разрешая стучавшему войти, и сел на диване.

Отредактировано Frank Mortenssen (2015-12-24 02:00:12)

0

4

Влад несколько брезгливо провел рукой по датчику на двери и так отъехала в сторону, открывая ему более полную картину. То, чем увлекался Мортенссен не было для Ковальски секретом, но в отличии от высшего руководства всех этих отделов, он никогда не спешил пользоваться имеющимися данными на человека. Это было неразумно, по мнению лиса. В первую очередь потому, что ему не было никакого дела до того, как в действительности коротает свое время каждый сопротивленец. Даже если он нарушает устав СА. Плевать он на это хотел, потому что не его жизнь зависела от таких поступков. Но, когда надо было решить вопрос, все эти косяки человеческих сущностей были на руку Владу. И наверное именно поэтому он больше любил шахматы, чем покер. Впрочем, хорош он был во многих играх.
- Здравствуй, Фрэнк, - спокойно поздоровался он с развалившимся на диване парнем. Лис прошелся по комнате, окидывая ее любопытным взглядом и будто удивляясь дизайнерским решениям владельцев этого притона. Сбитая краска со стен, кривые половицы, потрескавшийся потолок и замызганные окна, так что улицы практически не видно. Ковальски даже одобрительно поджал губы, хотя касаться хоть чего-то в этом помещении он не рисковал. - Мне всегда импонировала твоя тяга к некоему артхаусу. Дорого тут зависать?
Он повернулся в сторону ворона, оставаясь стоять возле окна. Не то, чтобы его действительно интересовало что-то из жизни Мортенссена, кроме последних ярких событий. Но завязать диалог как-то надо же.

0

5

Значит, вот кто искал его. Сам Ковальски, важная шишка - и это вызывало у Фрэнка недобрые предчувствия. Такие люди не разыскивают кого-то просто так, поболтать по-дружески за чашкой чая.
Он понял: вот оно. То, чего он невольно ждал, первая искра, предупреждающая грозу. Иначе что могло понадобиться кому-то, вроде Ковальски, от кого-то, вроде Фрэнка?
Искал ли его через Ковальски сам лидер СА? Или это была его личная инициатива? Если первое - это так или иначе означало большие для Фрэнка проблемы. Если второе... то, вероятно, всё ещё было не так уж плохо.
Однако всю возможную серьёзность этой встречи несколько размывало эффектом от травки: Фрэнк видел Ковальски будто бы через радужный мыльный пузырь, накрывший комнату. Время и пространство умиротворённо покачивались под всё ещё игравшую музыку, проходившую через усилители у Фрэнка в голове; хриплым прокуренным голосом мужик в проигрывателе пел о том, что надо просто расслабиться и получать удовольствие от жизни.
Фрэнк запрокинул голову, задумчиво глядя на Ковальски из-под полуопущенных век. Ему было хорошо, и трезветь он не хотел. Но даже так он прекрасно понимал, что секретарь Рейнхальда пришёл сюда не для того, чтобы потрепаться об артхаусе или о ценах в местных притонах. Однако тот факт, что начал Ковальски именно с этого, делало его визит куда менее официальным, чем показалось было Фрэнку.
- И тебе привет, - он сделал последнюю затяжку и отложил косяк в заплёванную пепельницу на столе. - Было бы дорого - было бы меньше "артхауса" и больше краски на стенах. Чем обязан?

0

6

Влад легко улыбнулся, а после провел рукой по лицу, поспешно пряча эту ухмылку. Он невзначай пожал плечами, все так же не сдвигаясь с места. Взор лиса вновь устремился в окно, будто он пытался разглядеть что-то важное за этими мутными стеклами. А ведь, даже если бы он смог высмотреть что-то, то картина вряд ли понравилась бы ему. Он то наверняка знал, что находилось по ту сторону стен. Грязный, продажный, хищный город, который уже который год бьется в предсмертных конвульсиях и никак не откинет свои копыта.
- Я бы не выражался столь категорично, - спокойно продолжил Влад, - ты мне пока ничем не обязан. И вряд ли хочешь оказаться в таком положении. Но, вот сделать меня своим должником - такой поворот событий интересует?
Ковальски ненавидел попадать в положение, в котором обычно держал всех окружающих. Но он считал, что добровольно стать для кого-то должным - это самая дорогостоящая оплата, которую он может предложить за необходимую для него информацию. И Мортенссен окажется величайшим глупцом, если откажется от подобного шанса.
Таково было мнение лиса.

0

7

Мыльный пузырь начал расползаться по краям, задумчиво колеблясь в воздухе. Беззвучно лопнул на припеве, обдав Фрэнка несуществующим ароматом - останки радуги повисли в комнате и начали сплетаться в нечто новое, безобидное и причудливое.
Фрэнк чуть подался вперёд: определённо, Ковальски умел завладеть вниманием собеседника. В СА нижестоящих по рангу не просили об одолжениях. Были обыкновенно только приказы и задания, от которых ты не мог отказаться. Какую же игру затевал Ковальски, забрасывая такую удочку?
- Я слушаю, - отозвался Фрэнк, поднимая голову.
Признаться честно, он и представить не мог, зачем бы ему могли понадобиться какие-либо услуги от Ковальски - ничего, кроме разумного "когда-нибудь да пригодится" не приходило ему в голову: на данный момент он не нуждался практически ни в чём.
Практически.
Но главным образом Фрэнка интересовало даже не это. А то, зачем он сам понадобился Ковальски. Дело, по всей видимости, было не слишком официальное, и Фрэнку было любопытно, чего же Ковальски от него хочет.

0

8

Лис кратко улыбнулся, отмечая открытое любопытство Мортенссена. Он отвернулся, закладывая руки за спину и начал отмерять комнату неспешным шагом.
- Я люблю слушать истории об охотах, Фрэнк, в подробностях и со скрывающимся в них подтекстом. И мне показалось, чисто из личных наблюдений, что ты как никто иной сможешь четко и в красках рассказать мне о недавней стычке наших славных штурмовиков с людьми в дорогих костюмах.
Он дошел до противоположной стены, резко, но кратко втянул воздух и легко сморщился от запахов, которые смог распознать. Мужчина повернулся на пятке и направился к центру комнаты, где как раз стоял диван, небольшой столик и захудалое кресло. Ковальски присел на подлокотник кресла, совершенно не скрывая собственной брезгливости от места, в котором ему приходилось находиться на данный момент. Он внимательно посмотрел на Мортенссена, достал сигареты и прикурил одну, собеседнику предлагать закурить он не стал. Во-первых, у того явно хватало своего добра. Во-вторых, Ковальски просто не собирался стелиться под информатором. Он пришел к нему за разговором и он потом подумает идти ли на сделку с вороном, но сейчас они не были на равных, да и никогда не будут. Лис выпустил клуб густого дыма.
- И мотив, Фрэнк, меня интересует больше всего, а не сама охота, - наконец закончил свою мысль Влад. Его голос стал более твердым, будто ворон попал на допрос, а может и обещал, что если Мортенссен самостоятельно не пойдет на сделку, то именно на допрос он и попадет. Решать было только ворону в какую из ловушек ему лучше сунуть голову.

0

9

Услышав то, зачем Ковальски пришёл, Фрэнк снова откинулся на спинку дивана, поскучнев. Интереса на его лице, и так маловыразительном, заметно поубавилось.
Значит, вот о чём Ковальски хотел узнать от него: об августовской жатве. Всего-то. Хотя и странно, надо признать. Он хмыкнул, не слишком впечатлённый переменой тона: если лис хотел его запугать, он выбрал немного не тот метод.
- Ты хочешь сказать, Гевара не докладывался об этом никому свыше? - он усмехнулся. - Что-то мне как-то сомнительно, что это была целиком его личная инициатива.
Он тоже закурил. Не косяк, но обычную сигарету из своей пачки: расслабляться можно будет продолжить и после того, как Ковальски уйдёт - но не сейчас. Определённо, не сейчас.
Ему было в некоторой мере удивительно, что Ковальски просто не спросил об этом у самого Гевары. Зачем бы тому было скрывать подобную операцию, которая всё равно всплыла бы так или иначе?
Или... или, возможно, Гевара доложился, но - не тому человеку? Не Ковальски? Тогда - какая кошка пробежала между Рейнхальдом и его секретарём? Вероятнее всего, дело и впрямь было в каких-то управленческих интригах. Что-то затевалось, понять бы только - что именно.
Был ли замешан в этих интригах сам Гевара? И если да, то как много из того, что Фрэнк мог бы рассказать про ту ночь, могло волку навредить? Не то чтобы Гевара так уж сильно Фрэнку нравился, но, если он каким-то образом его подставит, потом это может нехило аукнуться. Чёрт этого Ковальски разберёт, под кого конкретно тот копал сейчас.
- Не скрою, меня удивляет, что ты спрашиваешь об этом, - проговорил Фрэнк медленно, глядя на собеседника с задумчивым прищуром. - Но - мне не трудно рассказать, почему бы и нет. Насколько мне известно, мы лишь ответили на вызов, брошенный ирландцами семье Леджи, как нашим союзникам. Я слышал о провалившихся переговорах, в которых участвовал кто-то из Леджи, Гевара в качестве сопровождения и упомянутые тобой "люди в дорогих костюмах". Вот и весь мотив, - он пожал плечами, делая ещё одну затяжку. - Что ещё тебе интересно? Число мишеней, число тех, кто съебался раньше, чем мы начали охоту, количество зачищенных свидетелей? Сам процесс? Пожалуй, я могу даже показать, если тебе интересно именно последнее.

0


Вы здесь » THE CITY 24 » Present level » "Aes debitorem leve, grave inimicum facit" (05.09.2354 г.)