http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/60809.css
http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/88636.css

THE CITY 24

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE CITY 24 » Flashback level » Дело о красных точках (ХХ.12.2352 г.)


Дело о красных точках (ХХ.12.2352 г.)

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

Участники: Джеремая Ромасанта, Джон Вилсон
Время действия: декабрь 2352 г., за неделю до Рождества   
Место действия: Город 24
Краткое содержание (по желанию): Джону Вилсону возвращают на доследование дело об убийстве пятилетней давности. Возможно, девятнадцатилетний парнишка, которого приговорили к тридцати годам заключения, не должен был оказаться в тюрьме.
Вид эпизода:  Открыт для сотрудников полиции / сотрудников Fighter со стажем работы более 2 лет

Отредактировано John Willson (2016-02-20 13:56:56)

0

2

Одежда и вещи с собой

Одежда: темный строгий костюм брендовой марки, светлая рубашка, галстук, качественные ботинки, теплое пальто.
С собой: смартфон, бумажник, удостоверение Прокуратуры, табельное оружие, планшет с материалами по делу (парализатор)

Вилсон с размаху опустил увесистую папку на стол.
- Морган, будь добра, объясни, как эта дрянь оказалась на моем столе за неделю до Рождества?
Рина Морган, заместитель Генерального Прокурора, темнокожая и слишком красивая, по мнению многих, для кабинетной работы, успевшая за шесть с лишним лет совместной работы привыкнуть к подобным визитам, устало откинулась на спинку кресла.
- Джон, давай не будем начинать все снова. Ты прекрасно понимаешь, кто поднимает эти дела и почему они оказываются у тебя. Сделай своему отцу подарок, засунь в его носок у камина подписанное заявление на членство в Совете Розы, и нам обоим станет легче жить.
Вилсон нависал над собеседницей, упираясь руками в столешницу.
- Не делай вид, что ты ничего не можешь сделать.
Та улыбнулась в ответ:
- Конечно, могу. Но тогда мне придется разбираться с этим хламом. А у меня, знаешь ли, - женщина театральным ласкающим движением провела пальцами по щеке и мечтательно вздохнула, - большие планы на это Рождество. И они не предполагают работы до ночи всю неделю до Сочельника.
Вилсон криво усмехнулся, сгребая со стола папку. Все это было спектаклем, который они с начальницей разыгрывали раз за разом, точно зная, чем он закончится. Джона уже не первый год держали на «археологических раскопках» - так в Прокуратуре называли работу по старым делам, связанную с аппеляциями, петициями и доследованием. Она была тяжелой, пыльной и редко приводила к желанному повышению. Ну и, конечно, имена следователей по таким делам почти никогда не появлялись в газетах. Рина же не первый год объясняла недовольному подчиненному, что таково желание ее начальства, и пока что свое благополучие и карьерное продвижение она ставит выше интересов сотрудника.
- Хотя бы лабораторию вне очереди я могу получить? – спросил Вилсон в дверях.
- Джон, у нас тут Рождество через неделю, - Морган смотрела на него, как на ребенка, в восьмой раз задающего один и тот  же вопрос. – Скажи спасибо, если вообще найдешь свободного криминалиста.

Глаза от долгого чтения начали слезиться. Вилсон устало зажмурился, опустил голову на сжатые в «замок» руки. Где-то в дальнем конце коридора гремел швабрами уборщик. На границе слуха раздавалось ритмичное гудение системы кондиционирования. В такт ему в мозгу следователя раз за разом вспыхивали подчеркнутые старательный рукой медика выдержки из экспертизы: «двукратное превышение критического уровня ктехоломинов адреналиновой группы», «истончение мышечной ткани», «гаматомы на конечностях», «спазматическое сокращение коронарной артерии, приведшее…», «разрыв желудочка», «три красные точки на уровне седьмого позвонка, предположительно, места инъекций». Три девушки в возрасте до двадцати пяти лет, созданные в Инкубаторе, усыновленные достаточно благополучными семьями, почти ничем не связанные между собой, кроме смерти. Смерти от страха. Две из них пережили инсульт, одна – разрыв сердца.
В убийстве девушек признали виновным Диего Мальто, девятнадцатилетнего на тот момент гражданского Рожденного.
Мальто… Вилсон заставил себя открыть глаза, щелчком пальцев «оживил» голоэкран и нашел среди многостраничных подшивок лаборатории тонкое личное дело подсудимого. С фотографии на него смотрел тощий большеглазый нескладный мальчишка, которому на вид едва можно было дать четырнадцать. Узкие сутулые плечи едва угадывались под оранжевой тюремной робой, а номер заключенного выглядел так нелепо в его полудетских ладонях, что хотелось спросить, не постановка ли все это дело.
Мальто… Вилсон на автомате потянулся к ящику, где держал сигареты, но нащупал на привычном месте лишь пачку мятной жвачки. Выругавшись сквозь зубы, он забросил в рот пару пластинок и, пока те холодили язык, снова пробежался по тем полутора страницам, что составляли всю жизнь малолетнего убийцы. Родители не известны. Подкинут в больницу в гетто. Метка установлена в возрасте 6 лет. Способности: телепатия – 5, эмпатия – 5. Не был усыновлен.  Воспитывался в приюте. Плохие оценки, рассеянное внимание, асоциальность. Не поступил в колледж, не завел друзей. Восемь приводов за употребление наркотиков в общественных местах. Первый в одиннадцать лет. Год условно за распространение. Две попытки самоубийства. Обязательное наблюдение у психолога. Многократные следы самоистязаний. Устроился работать грузчиком-уборщиком в бар Fighter в гетто. Больше проблем с наркотиками не было. Мазохистских порывов тоже. На комиссии являлся исправно. Посещал реабилитационную группу до восемнадцати лет. Нарушений в графике приема сыворотки не зафиксировано.
Джон взмахнул рукой, проматывая список материалов к самому последнему документу, стенографии судебного процесса. Все три жертвы приходили в Fighter, где работал их убийца, по словам свидетелей, с целью «оторваться» и приобрести дешевые стимуляторы. Все трое были студентками различных колледжей и также работали неполную неделю. Вилсон присвистнул, глядя на распечатки их рабочих смен, – без стимуляторов, действительно, можно было поехать крышей. Обвинение построило и раскрутило красивую версию о том, как Мальто стал поставщиком девушек и уговорил их принять некую нестабильную смесь, которая вызвала настолько страшные галлюцинации, что привела к их смерти. Было найдено помещение – складской контейнер, где стояла медицинская кушетка, - ремни на ней содержали следы ДНК жертв. Немалую роль сыграли показания психолога, руководившего реабилитационной группой, - Мальто был выставлен асоциальным типом себе на уме с ярко выраженными садо-мазохистскими наклонностями. Вполне способным на убийство.
Дальше Вилсон читал через строчку. В доме Мальто найдены использованные инъекторы со следами наркотических препаратов. Подсудимый утверждал, что брал «только для себя, когда иначе не получалось». Отказался от телепатической экспертизы. Состав препарата, введенный жертвам, установить не удалось. Ни на один известный наркотик это похоже не было, хотя содержало включения простейших галлюциногенов.
И хоть государственный адвокат защиты очень старалась, на основании косвенных улик юношу осудили на 30 лет в исправительном учреждении строгого режима.
И вот, почему это дело снова всплыло – Джон перещелкнул панели экрана. Объеденное, несомненно, оголодавшим оборотнем тело неопознанной девушки было найдено на окраине гетто два дня назад. Далеко не первой свежести. И прямо под левым ухом на кусочке кожи каким-то чудом избежавшем зубов хищника и разложения, – три маленькие красные точки. «К моменту нанесения характерных для оборотня травм, жертва была уже мертва. Истончение мышечной ткани… гематомы на запястьях… разрыв желудочка». Судя по всему, пять лет назад посадили не того парня.

Шесть часов не очень спокойного сна и две чашки кофе-эспрессо несколько взбодрили, но Джон все же не рисковал разгонять аэрокар выше 50 в час. Джеремая Ромасанта, хозяин бара Fighter, тогда выступал главным свидетелем со стороны защиты. Интересно, что он скажет о Мальто теперь...

Отредактировано John Willson (2016-02-25 16:30:20)

0

3

Внешний вид и с собой

Внешний вид: коричневый костюм двойка и бежевая рубашка
С собой: айди, ключи, карта, немного наличности

В баре было необычно тихо. Для жителей трущоб праздники были особенно важны. Праздник, тем более такой как Рождество, хоть и потерял свою прежнюю суть, но оставался семейным и дарил ожидание и веру в чудо. Что может быть в следующем то году точно! Всё изменится, расцветут сады, сильные мира сего поимеют совесть, рождённые мутанты звери перейдут на траву и всё будет просто супер, общее равноправие, мир, дружба, жвачка.
Люди носились по магазинам, закупали подарки, приценивались, срочно доставали денег и вообще были настроены весьма доброжелательно.
Потом, конечно, толпа заполнит Fighter разношёрстными компаниями, будут слышны крики за здравие. Мелкие беззлобные потасовки чисто размять кости. Свист и улюлюканье красоткам на сцене, которые будут выступать в своих соблазнительных рождественских костюмчиках. Но всё это будет потом. А пока три калеки возле стойки были не в счёт. Музыка играла чисто номинально, а диджей получил внеплановый выходной.
Вышибала любовно чистил свою дубинку раз уж выдался свободный вечер, официанты собрались в уголке и сплетничали, за баром был как всегда безукоризненно одетый молодой человек с бабочке и жилетке, как и положено в этом заведение с тех самых пор, как Ромасанта стал его хозяином. Он лениво протирал стаканы, и периодически подливал местным алкоголикам и страдающим от праздничной депрессии немногочисленным посетителям.
Сам же хозяин был не шибко рад приближающимся праздникам. Джеремая Ромасанта сидел в кабинете и в сотый раз сверял баланс. Годовая декларация о налогах приближалась как неумолимая рука Фемиды, и было необходимо всё свести и подбить хвосты. А баланс никак не хотел сходиться. Кроме того, надо было куда-то замаскировать те несколько тысяч дохода от ставок и те расходы, что уходили на помощь рождённым и некоторым вполне приличным инкубаторским, которые просто поддались голосу свого сердца.
- Каждый год одно и тоже! – ворчал волк себе под нос, - Когда я уже поумнею и найму нормального бухгалтера? Да Джер, ты себе только обещаешь и обещаешь…
Перестук по клавиатуре и росчерки карандашей по бумаге дополняли это бурчание. В кабинете висела весьма гнетущая атмосфера и работники, особенно эмпаты, старались обходить кабинет по круговой в обход, что бы не дай бог ничем не привлечь к себе внимание рассерженного боса.

Отредактировано Jeremiah Romasanta (2016-02-24 10:34:22)

0

4

Аэрокар приземлился на площадке в квартале бара с заказтом – не было еще и четырех. Вилсон нехотя шагнул из теплого салона на покрытый ледяной крупой асфальт, поморщился и поднял воротник пальто. Он недолюбливал гетто. Хотя, вернее сказать, его обитателей. Вот и теперь, едва почувствовав движение за спиной, Вилсон машинально потянулся к кобуре. Шаги стали громче, к ним добавился мальчишеский смех, перемежавшийся изрядным количеством обсценной лексики, после чего источник звука удалился вниз по улице.
- Надо больше спать, - заметил сам себе Джон, широкими шагами отмеряя те триста метров, что отделяли его от бара.
Внутри оказалось тепло и немноголюдно. То ли местная публика была слишком занята в предпраздничные недели, то ли основная работа Fighter приходилась на более поздние часы. Крупногабаритный рогатый парень, видимо, местный вышибала попросил Джона вывернуть карманы, но почти сразу отступил при виде жетона с синим прокурорским орлом.
Вилсон прошелся вдоль стойки, оглядываясь по сторонам. Симпатичное заведение. Не то, чтобы ему нравились бары в Трущобах, но если выбирать лучший из тех, что приходилось видеть, Fighter был вне конкуренции. У владельца, определенно, были в наличии стиль, вкус и умение тратить деньги.
- Кого-то ищете? – поинтересовался, наконец, парень за стойкой.
- Я хотел бы поговорить с мистером Ромасантой, - потянулся Джон за удостоверением, одновременно эмпатически «прослушивая» бармена.
Тот, едва разглядел жетон, полыхнул беспокойством и страхом. Коротко, на долю секунды. После чего резко выставил ментальный щит. И так же резко мотнул головой в сторону малоприметной двери:
- Мистер Ромасанта в своем кабинете. Бил вас проводит.
- Проводит, - подтвердила басом вышибала, нехотя поднимаясь с низкого табурета у входной двери.
- Спасибо, - вежливо кивнул Джон.
То ли персонал в Fighter был уже пуганный всевозможными проверками из Четвертого, то ли Ромасанта, действительно, был настолько законопослушным, насколько говорило о нем досье в базе данных Управления, но появление прокурора не вызвало и десятой доли того волнения, на которое рассчитывал Вилсон, собираясь в гетто. Что ж, тем лучше. Значит, он быстро соберет всю нужную информацию и поедет в тюрьму, беседовать с Мальто. Его новая стажерка – Джон все время забывал имя девушки – уже должна была получить разрешение на посещение.
- Сюда, пожалте, - громила с неуклюжей вежливостью распахнул перед Джоном дверь и тут же захлопнул, стоило следователю перешагнуть порог.
- Мистер Ромасанта, здравствуйте, - Джон в который раз потянулся за значком, - старший прокурор Вилсон. Я хотел бы побеседовать о деле Диего Мальто. Он работал на вас пять лет назад.

Отредактировано John Willson (2016-07-27 13:12:09)

0

5

Ещё на подходе к кабинету эмпатические отростки уловили  нечто чужое и незнакомое. Джер нахмурился, но от писанины не оторвался. Бил кого-то вёл. Этот кто-то был судя по всему настроен по деловому и хотел скорейшего разрешения своего вопроса.
Ну и кого там ещё черти принесли? – скрипнул карандашом по декларации намного сильнее положенного. Карандаш не выдержал такого обращения и сломался.
- Вот гадина! – выругался Джер и потянулся за точилкой.
Когда дверь отворилась и Билли пустил внутрь кабинета незваного гостя, тот сразу же метнулся в лобовую атаку и полез в карман, как выяснилось за значком.
Джереми поднял тяжёлый взгляд на гостя, попутно вертя карандаш в точилке. Дальше проследил движение рукой и посмотрел уже на значок. Вертеть его в руках и записывать номера ему сейчас очень не хотелось, хотелось скорее разобраться с делами, выгнать посетителя и выпить чего-нибудь с количеством градусов сильно выше сорока.
Прокурорская крыса интересовалась странно старым делом. Джеру даже пришлось нахмурить и без того сурово сведенные брови, что бы припомнить про кого речь. Впрочем, уже через некоторое время он вспомнил этого самого Мальто. Парень попал к нему в ужасном состоянии на грани безумия. Уж как-то инкубаторские уроды проглядели его две десятки и сулили парню крутые штопоры эмоциональных приходов. Пришлось срочно сдавать его Нику на тренировки, а самому доставать для парня смягчающие приходы препараты. Ещё бы немного и вероятно его удалось бы научить и снять с иглы, но дело кончилось тюрьмой. В том, что парень был невиновен, Джер не сомневался. Вероятнее всего он в тот момент и слова мама бы не сказал, не то что убил бы женщину. Но вот сам Ник был другого мнения, памятуя своё раздвоение личности. Друзья тогда даже поругались. Воспоминания о ссоре с другом и неприятностях с парнем добавили в эмоциональное состояние Ромасанты ещё больше негативных тонов, так что если рядом были бы эмпаты, они должны были подавиться и свалить подальше.
- Ну и? – проворчал волк и почти полностью сточенным карандашом указал на кресло напротив стола. Посмотрел на огрызок в руках и тихо заскрипел зубами.

0

6

Джеремая Ромасанта не слишком отличался от своей фотографии пятилетней давности, приложенной к досье. Кабинет его – массивный стол, шкаф, сейф - также, вполне укладывался в рамки представлений Вилсона о месте работы бухгалтера средней руки в заведении, подобном Fighter. Не слишком выбивались из колеи даже смехотворные в цифровом мире Города бумажные ведомости и ручная точилка для карандашей – Джону приходилось сталкиваться с подобными ретроградами в хранилищах неоцифрованных вещдоков. Даже эмпатическое поле выдало строго ожидаемое количество раздражения, усталости и общей неприязни к полиции.
Но какое-то странное чувство – беспокойное, колкое, злое, сжатое до размеров песчинки – ткнуло Вилсона под ложечкой, пробежалось вверх по позвоночнику и укрепилось в мозгу. Что-то было не так. Что-то было неправильно. Но что именно, Джон так и не смог понять. Должен ли хозяин Fighter был возмутиться тому, что его беспокоят перед праздниками по пустякам? Или занервничать, когда речь зашла о Мальто? Зудящее подозрение, за которым не было ничего, кроме интуиции – оно возникало всегда, когда следователь уже знал, что сидящий перед ним – виновен, но еще не находил аргументов, чтобы доказать свою правоту. Так в чем виноват Ромасанта?
- Дело поднято из архива и отправлено на доследование в связи с обнаружением… дополнительных улик. Я хотел попросить вас ознакомиться с этой характеристикой, – Джон раскрыл планшет. – Ее дал Диего Мальто наблюдающий психолог из центра реабилитации. Вы с ней согласны?
Характеристика пестрела выражениями в духе: «замкнутость», «ущербность функций межличностного общения», «девиантное поведение», «виктимная агрессия», «садо-мазохистские склонности», «асоциальность», «предрасположенность к пограничному расстройству личности».
- Если согласны, то, пожалуйста, прокомментируйте, почему вы взяли Мальто на работу?
Параллельно Джон вспоминал показания Ромасанты по тому делу. Его не вызывали в суд, опрашивали письменно. Все, что интересовало тогда обвинителя, - принимал ли Мальто наркотики и распространял ли он их в Fighter. Да, принимал, но очень умеренно, нет, не распространял, в чем свидетель был совершенно уверен. Это был один из самых сильных аргументов защиты, но его в дребезги разнесли материалы обвинения: записи камер наблюдения, где Мальто выходил из клуба вместе с одной из потерпевших за день до ее исчезновения; показатели свидетелей, подтверждавших, что во время всех трех убийств грузчик-полотер отсутствовал на рабочем месте; ну и, конечно, пресловутая психологическая экспертиза.
Джон наблюдал, как менялось выражение лица Ромасанты, когда тот читал документ, как колебалась его аура. Что же не так с этим парнем...

0

7

Джереми читал характеристику, внутренне хмыкая над каждым прочитанным словом. А чего хотел этот мозгоправ от того, кто в пубертатном периоде ощутил неприязнь к себе, стеснительному и потеющему, разом от всех девушек класса? Впрочем, если парень ещё жив и даже способен вести разумные беседы, то ученик из него вышел неплохой.
- Я не знаю, что там напридумывал себе этот ваш психолог, - Джереми выделил это слово голосом, как будто выплюнул, - но посмотрел бы я на него, когда тебе в детстве под дых раз за разом врезается ботинок старшего парня в классе, больше тебя раза в полтора. Думаю, тут не только суицидальные и мазохистские наклонности проявятся.
Ромасанта небрежно постучал кончиками пальцев по экрану планшета и протянул его обратно следователю, явно намекая, куда  тот может себе засунуть эту характеристику.
Мальто был худым, нервным, что совершенно не удивительно, его хотелось пожалеть и накормить. Или пристрелить, что бы не мучался. Джереми тяжело вздохнул и откинулся в кресле. Устало потёр переносицу, выдыхая ещё раз. Следовало настроиться на разговор, а то следователь, похоже уже собирался запереть самого Ромасанту где-то по соседству от Диего. Просто слишком часто подобные желания возникали у прочих, так что выделять их на фоне прочих эмоций эмпат научился. Сложив руки в замок, Ромасанта внимательно посмотрел на следователя. Лицо красивое, но явно выдаёт трудоголика. Судить о возрасте в мире с регенерацией десять сложно, но повадки, голос, манера выдавали как минимум богатый опыт. В прокуратуре это был показатель возраста или просто гения от. Хватка блодхаунда, возьмёт след, ничто не остановит.
- Диего был добрым малым. Нервным через чур пожалуй, но добрым, - начал более продуктивную беседу волк.
Эмпатически отростки потянулись облизнуть незванного гостя, хотя бы попробовать понять, чего тот хочет, верит ли
- В подобном месте, как мне кажется, стоит помогать более слабым, что бы не потерять человеческий облик, - довольно двусмысленная вышла фраза и волк хмыкнул.
- Возможно, тот самый ваш психолог мог бы много интересного рассказать и про меня. Многое от парня не требовалось: разгрузить ящики да помыть пол, свои кредиты он имел. Употреблял, как и большинство здесь, но в меру. Ни разу не вышел на смену под кайфом. И я по-прежнему готов подписаться под каждым словом. Диего Мальто никогда не распространял наркотики. И я сильно сомневаюсь, что он мог бы стать убийцей.
Что можно добавить? Хотя лучше бы парня посадили за употребление, срок не такой уж большой, в первый раз можно и просто приводом отделаться. Как тот оказался на локаторе полиции, Джер так и не узнал. До сих пор многое ему не нравилось в этом деле.
- Я рад, что за это дело взялись, может хоть теперь ему повезёт…
Ромасанта окинул взглядом заваленный бумагами стол и скривился. Надо было что-то ещё сделать, что бы перегрузить мозг, может придёт мысль
- Курите? Меня тошнит от бюрократии, я бы прошёлся, пусть и на задворки бара.

Отредактировано Jeremiah Romasanta (2016-02-26 00:20:19)

0

8

Кажется, Ромасанта не любил технологии еще сильнее, чем Джону показалось вначале, – так скривилось лицо блондина при взгляде на планшет. Пальцы нехотя прошлись по сенсорному экрану, глаза дернулись, эмоциональное поле колыхнулось. Похоже, характеристика Мальто нисколько не удивила его бывшего начальника, хоть и вызывала неприязнь. Вилсон оторвал взгляд от записей, что вел на смартфоне, внимательно рассматривая хозяина Fighter. Интересно… Держать в штате социопата с острыми суицидальными наклонностями просто из жалости?
- В подобном месте, как мне кажется, стоит помогать более слабым, чтобы не потерять человеческий облик, - слова Ромасанты звучали, точно проповедь босоногого проповедника.
Джон нервно мотнул головой, стряхивая волосы со лба. Так не бывает. Не в этом районе. Не в этом городе. Не в этой жизни. Каждый ищет свою выгоду, а выгода порождает мотив. В чем выгода Ромасанты? Кем был для него Мальто: дальним родственником, подельником, любовником? Почему этот тощий сутулый мальчишка, уже зная, что его окна ближайшие 30 лет будет закрывать частая решетка, и что с ним, вероятно, будут за это решеткой делать, отказался от телепатической проверки? Что он скрывал?
- Возможно, тот самый ваш психолог мог бы много интересного рассказать и про меня... 
- Возможно
В тот миг Вилсон отдал бы свою годовую зарплату, чтобы получить психологическое освидетельствование на Ромасанту. Может быть тогда его интуиция, нывшая, точно больной зуб, унялась.
Что-то было не так между ними – хозяином бара и мальчишкой-грузчиком. Какой-то секрет. Достаточно ценный, чтобы за него сесть в тюрьму на треть жизни. А что если… Джон мельком пролистал показания свидетелей. Нет, на момент всех трех убийств у Ромасанты было алиби – его видело не менее полусотни посетителей Fighter. Значит, не соучастники.
- Курите? – вопрос застал Джона врасплох.
- Да, - никотиновый пластырь царапнул по шву рубашки. – То есть, уже нет. Но могу составить вам компанию.
- Меня тошнит от бюрократии, я бы прошёлся, пусть и на задворки бара.
Вилсон кивнул, соглашаясь.

На улице все еще шел снег. За то время, что Джон провел в баре, мелкую белую крошку, высыпавшуюся из прорех облаков, сменили комковатые хлопья. Они липли к темным полам пальто, путались в волосах, пятнали асфальт. Прячась под козырек от этих «вестников Рождества», стекавших ему за шиворот, Вилсон с легкой завистью наблюдал, как Ромасанта боролся с пленкой на новой пачке сигарет.
- Судя по всему, у вас с Мальто были довольно близкие отношения, мистер Ромасанта, - заметил он. – Я бы хотел знать, какого рода. Это не для протокола. Но, боюсь, если вы откажетесь отвечать, мне придется вызвать вас на официальный допрос. Чтобы вы понимали: я спрашиваю не из любопытства. Диего отказался от телепатической экспертизы, которая могла его спасти в случае ложного обвинения. И вряд ли причиной стали два-три прихода от «коги» между проверками у нарколога. Если кто-то и может знать, что он скрывал, то это вы.
Джону не нравилось, как звучал вопрос. И, он был уверен, ответ ему тоже не понравится.

Отредактировано John Willson (2016-02-26 20:27:23)

0

9

Джереми втягивал терпкий воздух, прогретый сигаретный огоньком. Тяжёлый, крепкий, сильный, почти ощутимый на вес. Лёгкие обжигало. Никотин оставлял на языке горький привкус. Но после долгого сидения в душном кабинете он казался почти вкусным. Он кружил голову и приятно затуманивал мозги, успокаивал нервы, создавал тихий, непроницаемый вакуум. Снежинки кружили в воздухе свой хоровод и им дела не было не до этого вечера, не до двух людей, что вышли в пустой переулок выкурить по сигаретке. По крайней мере один из них.
Джереми стало почти хорошо, лишь бы только не ищейка рядом. Естественный враг всех волков. И пусть это обыкновенный человек, дух его был так же крепок в своём желании загнать зверя. А ещё зависть, лёгкая, но явно мешавшая.
- Бедняга, - в благодушном настроении даже подумал Ромасанта.
Наверное, он слишком глубоко погрузился в свои фантазии, поэтому сперва даже не понял сути вопроса. Слова влетели в его уши, но мозга достигли спустя лишь пару секунд. Мужчина даже как-то забыл затянуться, прокручивая в голове возможные варианты связи двух людей. Фамилии у них были разные, да и внешне они не похожи, так что родственниками могли быть только с натяжкой. Любовники что ли? Ромасанта от такого предположения даже как-то подавился дымом и слегка закашлялся.
- Кхм…. Я думал я выгляжу несколько получше, что бы не бросаться на всё что шевелится. Да и шевелился Мальто с некоторым трудом, полы мыл по крайней мере он дольше всех, - придя в себя, Джер с нагловатой ухмылкой посмотрел на полицейского. Следовало немедленно замаскировать свои эмоции, что бы не выдать волнения. Ведь причину отказа от сканирования, Джеремая знал. Ни Ромасанта, ни Гоббс не знали наверняка, что будет с человеком, имеющим две десятки активной ментальной способности. Но ничего хорошего явно не светило. За защиту мыслей волк как всегда был полностью спокоен. А что может быть лучшей защитой эмоций, чем нападение? Он выкинул сигарету куда-то в сторону.
- Если вы думаете, что я свободное от работы время проводил за обрюхачиванием его мамы или самого Мальто, то вы сильно ошибаетесь, следователь Вилсон. Я, знаете ли, если выбирать среди мужчин, люблю более, так сказать, крупных особей. Да и постарше. Особенно брюнетов люблю, в противовес себе, - Джеремая постепенно сокращал дистанцию между собеседниками, стараясь напором немного охладить пыл следователя. Когда расстояние показалось ему критичным, что можно и в морду получить с разворота, волк быстро отвернулся и отошёл на пару шагов.
- Причины его отказа от сканирования мне неизвестны. Спросите работников бара, половина из них были найдены мной на помойке, вымыты и вылечены. Если вам нужны меркантильные причины, пожалуйста, они преданы мне как вожаку стаи. Очень полезно в работе, - хорошая теория, многое объясняет. Откровенно говоря, было обидно, что в светлые помысли уже никто не верит. И как же он завидовал Нику, что тот чуть ли не по щелчку пальцев способен внушить спокойствие и расположение к себе, зараза такая.
- Что же ты хочешь от меня узнать? – Джереми вился ментальными отростками вокруг мужчины и всеми силами своей тройки эмпатии хотел уловить хоть малейшее движение, что пытались взять на слабо, но пока получалось лишь непонимание, окантованное поверхностными моментальными эмоциями.

+1

10

- Да и шевелился Мальто с некоторым трудом…, - Джон усмехнулся. Что ж, не известно, как с налогами, а с чувством юмора у владельца Fighter все было в порядке.
Что ж, по меньшей мере, Ромасанта не лгал, когда утверждал, что не спал с Мальто. В остальном спектре эмоций Вилсон был не очень уверен: голова слегка кружилась от набегавших волн чужого облегчения и жгучего, переполненного никотином – куда уж там пластырю – дыма.
Кажется, это почти походило на легкую эйфорию. Потому резкая смена тона беседы и агрессивное наступление подействовало на следователя как ведро холодной воды. Дьявол, что он упустил? С чего Ромасанта пошел в контратаку?! Эмоциональный фон зашкаливал – бармен сознательно себя накручивал. Хороший прием, если знаешь, что имеешь дело с эмпатом.
Джон замер, неотрывно глядя в пронзительно-синие глаза, надвигавшиеся на него с неумолимостью грозового фронта. Он слушал только чувства. Слова пролетали мимо ушей, - что-то про сексуальные предпочтения блондина, - вероятно, призванные задеть Вилсона. Они не имели смысла, были лишь ширмой для… Вот оно! Посреди кипящего котла, полного показной бравады, наглости, агрессии, усталости, злобы, скуки, сожаления… Он его почти поймал! То самое «верное» ощущение. Когда Ромасанта сказал «вожак стаи».

Жгучее подозрение, что буравило мозжечок Джона последние часы, взвыло от радости...

Черт, сорвалось… Вилсон выдохнул и невольно отступил. Слишком сложно и слишком много для эмпата-«тройки». Джон готов был взвыть от досады – какого дьявола пять лет назад Инкубатор отклонил его ходатайство в получении гена телепатических способностей?! Да плевать на риски для здоровья! Сейчас бы он взял этого парня за яйца!
Голова гудела, и до зуда на языке хотелось курить. Вилсон сморгнул раз, другой, перевел дыхание, собираясь с мыслями. Он ведь ничего не нарушил? Нет, воздействие до четвертого уровня включительно при исполнении допускалось. Но ведь было сказано «не для протокола»… На какой уровень он имел право, согласно последней поправке, второй? Или третий? Мысли скакали, перемешанные с чужими чувствами и эмоциями, которые Джон впустил слишком глубоко. Боже, он ведь стоял перед Ромасантой почти без щитов, чтобы те не конфликтовали с полем аур!
Мельтешение голубых пятен перед глазами постепенно утихло. Вилсону удалось взять себя в руки. Что там говорил Ромасанта? «Спросите работников бара, половина из них были найдены мной на помойке. Очень полезно в работе». Почти тянуло на признание. Неужели, мальчишка отказался от последнего шанса на спасение, потому что знал о грязных делишках своего «босса»?
В кармане у следователя завибрировал телефон.
- Прошу меня извинить, - Джон вытащил трубку. Звонила одна из его стажерок. – Да, слушаю тебя.
- Мистер Вилсон, он отказался встречаться с вами.
- Что?
- Диего Мальто отказался встречаться с вами. Сказал, хватит с него копов, они ему уже сломали жизнь, он все равно не согласится на экспертизу и дальше по тексту…
- Я тебя понял, - перебил Джон девушку. – Дай мне минуту подумать.
Ситуация складывалась хуже некуда. Принудительно вызвать Мальто на допрос он мог бы не раньше середины января со всеми этими праздничными отпусками и срочными сессиями, на которые так любили уходить суды. Это почти 3 недели. Если учесть прежнюю динамику убийцы и его вынужденный перерыв… Нет, слишком высоки шансы, что за неполный месяц появится еще не одно тело с красными точками на шее. Значит, придется сыграть на том, что он успел узнать сегодня.
- Свяжись еще раз с Мальто и скажи, что его хочет поведать один старый друг. Вот только, к сожалению, он сможет это сделать лишь в компании полицейского, т.к. близким родственником не является.
- Что за друг? - отозвалась трубка после длительной паузы, сопровождавшейся тихим постукиванием клавиш.
- Джеремая Ромасанта.
Вилсон повернулся лицом к блондину, готовый встретить его возмущение или недоумение.
- Он немного помялся, но согласился! Мне назначить на завтра?
- Да, завтра. В одиннадцать. Ты молодец.
Джон убрал телефон.
- Я понимаю, мистер Ромасанта, что посещение тюрьмы с утра пораньше не входило в ваши планы, но я прошу оказать содействие следствию. И лично мне, если хотите.

Отредактировано John Willson (2016-02-29 11:51:50)

0

11

Джеремая понял, что чтобы он не сказал, его всё равно будут считать виноватым во всех смертных грехах. Это откровенно бесило. Впрочем, это же и отрезвляло. А то он было расслабился, о снежинках тут задумался. Не время мечтать. Мысленно отвешивая себе пендаля и слушая краем уха мерзкое хихиканье серого друга, Джереми, поигрывая желваками, уже было взялся за ручку двери, собираясь идти назад. Пора было продолжать борьбу с балансом. В это время у Вилсона зазвонил телефон, невольно Джер стал прислушиваться к разговору.
Когда следователь упомянул его имя и свидание в тюрьме, то Джеремая даже не знал как ему среагировать на подобное распоряжение его временем со стороны чужака. Было как минимум не приятно, стоило начать с вопроса, а не с утверждения. Превратив лицо в деловую маску Ромасанта дождался, когда ищейка закончит разговор.
- Я понимаю, мистер Ромасанта, что посещение тюрьмы с утра пораньше не входило в ваши планы, но я прошу оказать содействие следствию. И лично мне, если хотите.
«Не хочу!» хотел было ответить волк, но сдержался. Настроение оканчательно испортилось. Напирать на личное, Джеремая не любил. Этот человек совершенно не нуждался в его личном спасении. Поиметь с него какую-либо выгоду тоже представлялось сомнительным, впрочем с полицией и прокуратурой следовало дружить и лишь поэтому Ромасанта ответил: - Разумеется.
- Возможно, это будет полезно и для Диего тоже, - немного помолчав, продолжил Джер, - Содействие властям это гражданский долг любого. А сейчас я прошу вас меня извинить, если я не закончу подготовку документации, то могу нарушить наше любимое законодательство, выход найдёте, бар не сложен в конструкции.
В своём кабинете, волк ещё немного повозился с документами, но постыдно поджал хвост уже где-то через 20 минут работы. Все его мысли вертелись вокруг старого дела, Диего и этого нового персонажа в его жизни. Не хотелось бы с ним ссориться, с таким лучше дружить. Поэтому немного подумав, Джереми принял решение завтра быть максимально учтивым и доброжелательным с ним. Тем более практика показывала, что почти все имели те или иные ментальные способности, так что играть надо было так, как не играл и в лучшие свои годы. Звонить Максу он не стал. Пока что не было повода, а у старого пирата было и без него чем заняться. Успокоившись на этом, волк покинул бар раньше обычного, чем несколько удивил своих подчинённых. Но ведь надо было хотя бы выспаться….

Утром рядом с городской тюрьмой остановилась зелёная колёсная Мазда где-то минут за 15 до назначенного времени. Оплатив парковку, Ромасанта остался в машине, ожидая прибытия своего визави.

0

12

- Содействие властям – это гражданский долг любого, - процедил Ромасанта, хотя Джон прекрасно чувствовал его злобу и раздражение. Впрочем, Вилсону было безразлично, как владелец бара относится к прокурору лично, лишь бы оказывал содействие следствию.
- А сейчас я прошу вас меня извинить…
- Конечно, мистер Ромасанта. Спасибо за потраченное время.

Джон зевнул и посмотрел на часы. 22:47. Давно уже следовало отправиться домой. Или хотя бы на третий этаж, где стояли диваны. Но эхо воспоминаний сегодняшнего дня, то ощущение угрозы, погони, близости развязки, что он испытал, «слушая» Ромасанту, не давали ему покоя.
Он снова открыл личное дело хозяина Fighter. Несколько штрафов за превышение скорости. Один просроченный. Замечание о парковке в неположенном месте. Административное правонарушение – общественные беспорядки, нанесение легких телесных повреждений без возбуждения уголовного дела. Судя по всему, драка в баре.
Вилсон задумчиво барабанил пальцами по столу, поставив голоэкран на автопрокрутку. Инкубатор. Приют. Школьный аттестат. Попытка поступления в колледж. Неудачная. Разовые подработки тут и там. Двенадцать лет назад устроился работать в бар, который позднее (семь лет назад) выкупил, когда прежний владелец разорился. Кредитные средства были выданы банком «Эллипс Партнершип». Линия погашена через 4 года. Не женат. Детей нет. Способности: регенерация – 6, эмпатия – 3, пассивная телепатия – 8. Последний тест проведен в 17 лет.
Как-то все слишком гладко для выходца из гетто. Ни отметок Четвертого о подозрении в содействии Рожденным, ни даже замечаний о неуплате налогов от Третьего. Должно было мелькнуть хоть что-то за двенадцать-то лет. А у этого парня досье чистое, точно слеза новорожденного. Нет, так не бывает.
Вилсон придвинул к себе клавиатуру. Открыл второй экран. Пока имя Ромасанты фигурировало в его материалах по делу, можно было воспользоваться ситуацией. Правда, пришлось потратить время и поискать стандартную форму запроса данных проверок Четвертого отдела  - не так часто Прокуратура вмешивалась в следственные мероприятия по Рожденным. Бар Fighter и его владельца должны были периодически инспектировать на предмет «лояльность системе». Если где-то и могла вылезти грязь, то лишь в отчетах об этих проверках.
Отправив письмо, Вилсон снова открыл личное дело бармена. А тот неплохо выглядел в свои неполные сорок. Лучше, чем Джон.
Часы показали 23:25. Вилсон снова зевнул. Возможно, Ромасанта просто чаще высыпался.

Джон оставил служебный аэрокар на площадке в двух кварталах от здания тюрьмы, – ближе воздушных парковок просто не было. Утро выдалось пасмурным и неожиданно холодным – шарф и поднятый воротник пальто не спасали от пронизывающего ветра, перемешанного со снежной крошкой. Да еще Вилсон, как на зло, забыл в офисе перчатки. К тому моменту, как следователь добрался до ворот, он был готов отдать полжизни за чашку горячего кофе.
Владелец Fighter уже был на месте. Равнодушно-недовольный.
- Добрый день, мистер Ромасанта, - поприветствовал его Вилсон, доставая из бумажника магнитную карту для входа на охраняемую территорию. – Надеюсь, вы располагаете достаточным запасом времени. Обычно, посещение занимает около двух часов.
Считыватель с кнопочной панелью на воротах нерешительно замигал лампочками, пробуя на вкус новенький пропуск, щелкнул блокировкой и тихонько запищал, требуя повторной идентификации по номерам ID посетителей. Вилсон чертыхнулся и по памяти вбил идентификаторы – свой и Ромасанты. После чего створки ворот разошлись в стороны.
- Сейчас будет общий досмотр на металлодетекторе. Потом простой химсканер – на случай, если кто-то пытается пронести наркотики или другие нелегальные вещества, - объяснял Вилсон, пока они с Ромасантой шли по коридору следом за охранником, чем-то напоминавшем комплекцией и туповатым выражением лица давешнего вышибалу из Fighter. – Придется сдать все оружие.
Для Джона все это было просто формальностью, по долгу службы ему приходилось посещать тюрьмы строгого режима с завидной регулярностью. Но Ромасанта – его «золотой билет» на свидание с Диего Мальто – был в подобном месте впервые. И следователь не хотел, чтобы тот начал дергаться в самый неподходящий момент.
- Главное, не "слушайте" их, - посоветовал Джон, когда охранник остановился возле дверей зала свиданий, - тех, что будут в соседних кабинках. Ни пользы, ни удовольствия.
Дверь отъехала в сторону. Охранник отступил, пропуская Ромасанту и Вилсона внутрь.
- Полчаса, - пробубнил он. – У вас полчаса. Восьмой номер.
Комната свиданий была разделена на две половины стеной толстого пуленепробиваемого стекла с тонкими металлическими планками усилителей. К нему с обеих сторон примыкали столики, огороженные ширмами, на которых стояли телефонные аппараты. За каждым столиком за стеклом сидел человек в оранжевой робе в ожидании своего посетителя.
Джон направился к тому, что был помечен цифрой восемь. Как обычно, его появление в "свиданке" вызвало бурю эмоций. Парень в первой зоне взбесился, бросил трубку и всем своим весом вломился в стекло, опаляя Вилсона ненавистью. Джон прикрылся ментальным барьером – он помнил, что выступал по делу этого громилы, но сути приговора память не сохранила. Что-то подобное происходило в секторах 11 и 14. Но ментальный барьер прокурора был достаточно хорош, чтобы фильтровать чужие мысли, а стекло достаточно толстым, чтобы не пропускать звуки.
Охранники посмеивались. Подобные сцены встреч обвинителей с осужденными в комнате свиданий были своеобразным аттракционом для тюремной администрации, не слишком любившей Прокуратуру, которая «добавляла им работы». На новеньких следователей даже принимали ставки – высидит тот свои положенные полчаса под таким нажимом или нет. Против Джона никто не ставил уже давно, но это не мешало охранникам развлекаться.
Вилсон опустился на один из стульев, придвинутых к столу номер восемь. Поднял трубку. Из-за стекла на него взглянули красные запавшие безжизненные глаза. Мальчишка за пять лет в тюрьме стал, кажется, еще более худым и бледным. Последнее, впрочем, спорно – его кожу едва можно было рассмотреть под татуировками.
- Мистер Мальто, добрый день, - произнес Джон в трубку. – Меня зовут Джон Вилсон, я следователь Прокуратуры. Ваше дело было передано мне на повторное рассмотрение. Возможно, вас осудили ошибочно.

Отредактировано John Willson (2016-02-29 22:14:08)

0

13

Джереми жутко не любил тюрьмы. Клетки они клетки и есть. Для его свободолюбивой натуры это место было по истине неприятным. Помятуя, как давно Серж Ларо в наручниках притащил его в здание ЦУПа, и как его практически накрыла истерика, Джер несколько раз глубоко вздохнул и попытался максимально сосредоточиться на человеческом я. Воспоминания о давнем любовнике заныли глубоко похороненной болью. Отголоски того, что Серж всё же жив, доносились до него. Но Джереми старался не думать. Хорошо, если жив… Главное, что жив.
Несколько сканеров, досмотр и ментальное сканирование. Не санкционированное, а просто потому что охранник мог, неприятно саданули по щиту. Джереми напрягся ещё больше. Отвратительное место. Никакого оружия он предусмотрительно с собой не брал. Да и не очень то он его и любил.
Когда они наконец-то добрались до зала встреч, то пришлось напрячься ещё больше. Многие здесь знали Вилсона. Судя по всему, многих он засадил лично. Мерзко, грязно. Джер передёрнул плечами.
Наконец они добрались до стула клетушки, где сидел Мальто. На парня было страшно смотреть. Но он всё ещё был жив, он всё ещё был Диего Мальто. Взгляд его быстро метнулся на Джереми, который маячил ровно за спиной Вилсона. Трубка тут была одна, судя по всему, подобные кабинки не предполагали групповых визитов. Интересно, зачем Вилсон вообще взял его. Мысли Джереми метались, волк оскалился и в нетерпении рвал лапами пол в зале, стараясь выбраться из неприятного места. Мальто жадно фонил в сторону Ромасанты. Это уже была даже не просьба о помощи, а какой-то дикий, монотонный гул, который резал нервы. Что-то вроде бысконечного скулежа в фоновом режиме. Непрерывный, горестный, одинокий и обречённый. Диего не ждал спасения и успокоился в своём горе. Скорее всего, сам Диего его даже не осозновал, что издаёт этот звук полнейшего безумия. Слышал ли его следователь? Или только Ромасанта, который знал самого Диего.
Джереми попытался «потрогать» его, очень осторожно, что бы не замараться в чужом сознании, проверить, было ли что-то общее с Ником, общий почерк Пересмешника, но того самого следа раздвоения личности, который был у оборотней или Гоббса, он не заметил. Может быть Диего Мальто ещё держался, как бы поразительно это не звучало.
Мальто поднял глаза на бывшего боса. Красные, глубокие. Был ли это Мальто? Вроде бы ещё Мальто. Джереми передёрнул плечами, хотя старался держать себя в руках. Но движение не прошло незамеченным от самого Диего.
- Всё хорошо, мистер Ромасанта. Пока ещё всё хорошо, - зашелестел парень в трубку.
- Чего ты хочешь от меня?  - это было обращено уже к следователю, - Ошибка? Ты хочешь, что бы я поверил? ТЫ ХОЧЕШЬ ПОДАРИТЬ МНЕ НАДЕЖДУ?! – произнесено это было сильным, глубоким шопотом. Видимо говорить громко что-то не позволяло Диего. Как будто горло его было сорвано…
Гул стал пронзительнее и громче, Джереми замутило.

0

14

Вилсону не нравилось то, что он видел за стеклом. Слишком много татуировок. Судя по наслоению рисунков, парень начал с шеи и лица - самых болезненных зон. И делал он наколки он не из любви к искусству. Может, ему их кто-то делал насильно? Джон пригляделся внимательнее : нет, ни имен, ни карточных мастей, ни специфической символики, которая выдавала бы в Мальто собственность тюремного авторитета. Все же мазохист..? Неказистые проколы, заткнутые булавками и скрепками, украшали уши, нос и брови, но язык оказался чистым, а его «девочкам» казематов, как правило, пробивали первым. По всему выходило, жизнь за решеткой у парня сложилась не так плохо, как думал Вилсон. И откуда в этом щуплом мальчишке столько силы?
Заключенный обратился к Ромасанте. Слова пробивались наружу со скрипом – будто парню насыпали в горло битого стекла. Сорвал голос от крика или просто простыл? Вилсон прислушался к его ауре. Нахмурился. Прислушался снова. Что за..?! Да, не бывает такого, чтобы человека в эмоциональном поле вообще не было слышно! Джон ослабил щит, обостряя эмпатию. Из соседних кабинок плеснуло, точно кипятком, злобой, ненавистью, яростным желанием причинить боль. От бармена рядом потянуло неприязненной брезгливостью. Но Мальто Вилсон по прежнему не слышал совершенно, будто перед ним сидела голограмма или андроид.
- Что ты хочешь от меня? Ошибка? Ты хочешь, чтобы я поверил? – теперь Мальто звучал немного выше и громче, хотя в его ауре почти ничего не изменилось. Немного больше злости, немного больше ненависти. Едва уловимо, на грани чувств.
Вилсон еще ослабил щит. От общего угнетающего фона его отчетливо начинало мутить. На лбу выступил холодный пот.
- Я хочу знать, кто убил трех девушек пять лет назад, мистер Мальто, - ладонь, которой Джон сжимал трубку, стала влажной. – Потому ответьте мне на три вопроса: где вы были во время совершения убийств? кто может подтвердить ваше алиби? и связан ли ваш отказ от телепатической экспертизы с.., - Джон указал взглядом на Ромасанту, - возможным раскрытием подробностей личной жизни третьего лица?
Парень за стеклом испугался. Его ужас оказался настолько отчетливым и ярким, что Вилсон от неожиданности отпрянул, едва не свалившись со стула. Кто-то из охраны хохотнул.
- Дайте трубку мистеру Ромасанте, - пробормотал Мальто.
- Но…
- Дайте трубку мистеру Ромасанте! Или я не буду говорить!
Джон нехотя передвинул аппарат к владельцу Fighter.
Они с Мальто перебросились парой фраз. Вилсон читал по губам парня за стеклом, слушал Ромасанту, но в их диалоге было не больше смысла, чем в статьях «желтой прессы». Они могли бы обмениваться мыслями, если бы не стафостат в сочетании с сывороткой - от 6-го уровня телепатии Мальто не осталось и следа. Если только…
Мысль билась в голове, точно резиновый мячик в коробке с гладкими стенами. Не может быть! Но такого не бывает! Как в Инкубаторе могли просмотреть «десятку» во время второго тестирования?!
Волны ненависти захлестывали Вилсона. В глазные яблоки точно воткнули иголки. Нужно восстановить щит, но тогда он вообще ничего не услышит! Внезапно на стол перед Джоном упала капля крови. Еще одна. Отлично, дьявол, просто отлично – у него идет носом кровь, точно у какого-то желторотого юнца, впервые оказавшегося в «свиданке»!
Внезапно в его руке снова оказалась трубка.
- Ты все понял, да? - быстро зашептал Мальто.
- Я..,- прогудел Вилсон, сквозь платок, которым зажимал нос.
- Я этого не делал!
- Ты их «слышал»? Когда…
- Да. Я лежал в кладовке. Так, чтобы никто не заметил. Не мог пошевелиться... Но того, кто сделал это, я не видел. Он как будто… без чувств.
- Тебе нравился их страх?
- Ты что, рехнулся?! Ты..!
- Почему эти девушки приходили в бар?
- Две искали «спиды» подешевле. Одна – какого-то парня из Сети. У них была назначена встреча. Но тот не пришел. И я ее проводил до станции аэрометро.
- Что за парень?
- Я не знаю! Она его не видела в лицо. Все говорила, какой он умный и хороший. Как он ей жизнь спас, чуть не из петли вытащил.
- Почему ты не сказал этого на суде?
- Я говорил! Они решили, что девчонка солгала, чтобы не говорить о наркотиках! Я их не убивал..!
Внезапно дверь за спиной Мальто распахнулась, и двое дюжих парней в форме заломили парню руки.
- Эй, у меня еще двенадцать минут! – взвился следователь.
- Извините, господин прокурор, но у этого красавчика плановая прививка стафостатом, - пробасил один из охранников в трубку. – Мы же не хотим, чтобы он прополоскал вам мозги.
Вилсон с треском опустил трубку на аппарат. Вскочил со стула, но пошатнулся и упал бы на пол, если бы не ухватился за плечо блондина.
- Пойдемте-ка выпьем кофе, мистер Ромасанта, - процедил Джон, стирая с лица остатки крови. – Кажется, нам нужно многое обсудить.

В кофейне практически никого не оказалось, что не удивительно при таких ценах на бизнес-ланчи. Вилсон дождался, пока сонная официантка разберется с меню, и опустошил две полных чашки крепкого «эспрессо», прежде чем смог спокойно взглянуть Ромасанте в лицо:
- Итак, «десятка». Вероятно, двойная. И вы решили его «прикрыть», нарушив, по меньшей мере, три подзаконных акта, потому что полную стоимость сыворотки такого уровня парень бы не потянул. Теперь понятно, почему Мальто отказался от телепатического освидетельствования.
К их столику подошла официантка, расставляя блюдца и тарелки. Джон дождался, пока девушка закончит, и заговорил снова:
- Что он колол себе, чтобы не «слышать»?

Отредактировано John Willson (2016-03-02 10:09:32)

0

15

Мальто «говорил» и «говорил». Слал информационные потоки всеми дотупмными ему способами. Джереми фильтровал, пытаясь не быть смытым подчистую таким вот натиском. Оставалось только шептать: «Легче!» и «Понял» Ему надо было хоть немного выговориться, рассказать, как он держится, сказать спасибо за знакомство с Ником, за то, что обучили его. А потом потребовал Вилсона. Ромасанта слышал разговор, понял, что сейчас Диего раскрывает карты, хватаясь за соломинку. Но он ведь даже не подумал, что будет с ним, если следователь его раскусит. Неужели можно вот так довериться ищейки. Пусть он расследует убийство, но что будет с Мальто, если о нём узнает инкубатор. Джер был почти на 100% уверен, что его разберут на ДНК. С другой стороны вспомнилась строчка из старого мультфильма «Держаться нету больше сил»… Да и к слову надо сказать, сдал он только что и самого Джереми. А вот это было не хорошо. Фредерикс конечно тот ещё старый лис, но сможет ли он отмазать его от прокуратуры.
Пока Диего полоскал мозги следаку, Джер достал телефон и быстро написал Максу смс:
«Возможны проблемы. Прокуратура. Джон Вилсон»
И тут Джера шебануло почти под дых, когда Диего схватили под белы рученьки и потащили внутрь тюрьмы. Судя по разговору пришло время колоть дозу. Ну что ж, это было не так плохо, Мальто перенервничал и ему следовало поуспокоиться.
А вот прокуратура похоже не привыкла иметь дело с такими сильными эмпатами, знатно Вилсона покорёжило, пришлось тащить его из этого бардака почти на себе, впрочем, это как раз беспокоило старого оборотня меньше всего. Сейчас придётся решать один большой и сложный вопрос – врать или не врать…

Почти пустая кофейня, то что надо, после эмоциональной атаки. Джер сделал заказ – крепкий кофе и большой бутерброд с мясом – и приготовился к худшему. Худшее не заставило себя ждать.
- …нарушив, по меньшей мере, три подзаконных акта…
«Сука ты Диего…» - Ромасанта держал морду кирпичом и внимательно следил за следователем. Сдал Мальто сейчас не только Джереми, но фактически могла посыпаться вся структура. Впрочем, поступок он понимал. Всегда понимал.
Подтянув ментальные щиты, подумав о лесе, луне, ночной прогулке и успокоившись насколько возможно, Джереми начал:
- Я понятия не имею о чём вы говорите, следователь Вилсон. Действительно, я нашёл Мальто на помойке. Я не соврал, когда говорил про своих сотрудников. Парень был в крайнем физическом и эмоциональном истощении.
Речь была выдержанной, лицо спокойно, пришлось вспомнить, сколько Ромасанте на самом деле лет. А когда перед мысленным взором встала картина обучения иллюминатов, то по сравнению с ними вся эта бодяга представлялась приключением в летнем лагере. Джереми расслабился.
- Я его на освидетельствования не отправлял. Пригласил знакомых эмпатов, они его поправили как могли.
Принесли кофе и бутерброд. Пахло очень вкусно. Хотелось сожрать бутерброд прям сразу и весь, но вспомнив чопорные манеры высшего общества, волк взял нож и вилку плавными уверенными движениями.
- Много чего можно найти в гетто. В том числе и людей с аллергией на сыворотку. Долбался он смесью ТГК, вещество из канабиса, если вы не в курсе, и подпольной сыворотки для «своих» так сказать. В заброшке ею торгуют, если знать к кому обратиться. Говорят не вызывает привыкания и не бьет по мозгам. Правда эмоциональные приходы всё равно у него бывали, вот и отлёживался в подсобке. Если что ещё и принимал, то мне это было слабо интересно. Мне главное, что он работал и посетителям не мешал. Всё остальное – ваши личные соображения.
Джереми отпил кофе, как бы ставя точку в своих речах.

Отредактировано Jeremiah Romasanta (2016-03-02 18:06:26)

0

16

Вилсон внимательно слушал Ромасанту, избегая касаться его ауры. Для одного дня чужих мыслей и чувств в голове Джона было даже слишком много.
Что ж, Ромасанта умел держать лицо и аккуратно подбирать слова. И будь это их первая встреча, Вилсон мог бы даже поверить в его невиновность, – настолько искренним возмущением сверкали синие глаза. Вот только беспокойное подозрение, поселившееся в голове следователя со вчерашнего дня, никуда не делось. Хозяин Fighter был виновен. Не только в том, что прикрыл Мальто, но в чем-то еще, иначе интуиция Джон уже успокоилась бы.
Нет, их игра в кошки-мышки едва успела начаться. И, учитывая опыт Вилсона, у Ромасанты не было ни единого шанса на победу.
- Сейчас, мистер Ромасанта, у вас есть два варианта, - Джон методично нарезал свой сандвич на ломтики. – Вариант первый. Вы отказываетесь признать, что знали о скрытом потенциале Диего Мальто, и за неимением иных доказательств я вам верю. По долгу службы, мне придется сообщить в Инкубатор о «неожиданном скачке» в уровне способностей мистера Мальто, после чего остаток своего срока он проведет в закрытом исследовательском центре НИИ, вероятно, мечтая вернуться в общую камеру. Вариант второй. Вы напишете документ, в котором подтвердите, что на момент убийства способности Диего Мальто значительно превышали определенный тестами Инкубатора уровень. Более того, вы приложите характеристику, в которой объясните, что ваш грузчик-полотер не только не обладал садистскими наклонностями, но и с трудом переносил чужие страдания в непосредственной близости  от себя из-за высокой эмпатической чувствительности. После чего я скажу вам спасибо, и, за истечением срока давности дела, назначу административное взыскание в размере, скажем, ста шестидесяти часов общественно полезных работ с местом отбывания по усмотрению стороны обвинения. В этом случае вы снова исполните роль «спасителя», а я получу материалы для пересмотра дела. И если Диего Мальто окажется невиновен, то ему, несправедливо осужденному «гражданскому» Рожденному, на волне общественного резонанса грозит лишь более пристальный надзор со стороны генетиков и очень дорогая сыворотка.
Джон поднял вилку, с наколотым на нее кусочком сандвича.
- Выбирайте. Будете нести ответственность за спасенную жизнь до конца или вам уже хватит?

Отредактировано John Willson (2016-03-03 20:33:11)

0

17

Джереми спокойно допил свой кофе, доел бутерброд и выслушал длинную прочувственную речь от следователя. Либо он не очень разбирался в том, что делают в этом мире с рождёнными, либо и правда был таким простодушным и наивным. Что было очень странным при его профессии. А ещё взывания к совести, ну или к его комплексу спасителя. Джереми хмыкнул.
Джеремая отложил приборы и поудобнее устроился в кресле. Самочувствие было почти нормальным, даже с ноткой благодушия. В целом административное нарушение его мало волновало, даже если его заставят чистить туалеты, он это уже проходил. Но вот всё остальное... Сложив руки, он вытянутыми указательными пальцами коснулся губ, задумываясь и рассуждая вслух.
- Вы мне кажетесь в целом разумным человеком. Висяки в деле сыска выдаются либо полным идиотам, либо неугодным. Неугодные, как правило, это те, кто за справедливость в наилучшем варианте. Мне хочется думать, что я имею дело всё же со вторым вариантом. И сейчас вы предлагаете мне подтвердить человеку две ментальные десятки, которые он имеет по вашему мнению. Я даже не знаю, что хуже, дать ему сдохнуть в камере, или подписать бумажку, которая, по вашему же мнению, даст ему защиту. Даже если вы сможете его оправдать в этом деле, то инкубатор найдёт способ его себе заполучить. И тогда совершенно точно произойдёт именно первый вариант: его разберут на ленточки ДНК! Скажут, что его нервы не выдержали и похоронят с почестями его искусственную копию, к примеру.
Ромасанта изменил позу, опустив руки на подлокотники кресла.
- Если вам нужны его ментальные свидетельства, то я подпишу, что он пытался слезть с государственной сыворотки и страдал от этого, нежели подтвержу ваши странные предположения.
Джер решил всё же убрать хоть малейшее предположение о двух десятках в голове Диего Мальто, даже если это было по принципу «отрицай всё во что бы то ни стало», но он действительно боялся, что по другому его нельзя будет защитить от НИИ.

0

18

- Мне кажется, мистер Ромасанта, - Джон перемежал реплики паузами на глоток кофе или кусок сандвича, - ваши убеждения устарели лет 30 назад. Сейчас убивать Рожденных, особенно гражданских, особенно без причины, по меньшей мере, не модно. А если откровенно, то и небезопасно. Потому, раз уж вам нужен повод не оказывать поддержку Диего Мальто, найдите аргумент получше.
Вилсон отодвинул от себя пустую тарелку и в упор посмотрел в глаза хозяину Fighter.
- Чего вы так боитесь, мистер Ромасанта? Сто шестьдесят часов общественных работ – это не так уж страшно, сравнивая с тюремным заключением. А если сомневаетесь в том, что Инкубатор будет играть честно, Прокуратура может назначить Мальто куратора.
Вилсон вытащил телефон, нашел номер стажерки.
- Вилсон. Спроси, Гоббс из двенадцатой свободен? Нам нужна будет экспертиза и, возможно, программа наблюдения для одного заключенного.

Отредактировано John Willson (2016-03-07 12:10:56)

0

19

Это стоило больших усилий, что бы не выронить чашку из рук и не уставиться большими круглыми глазами на Вилсона. Бывают же совпадения в Дорогом Мироздании. Джереми старался никак не выдать своего волнения, поэтому решил сосредоточиться на маленькой детской обидке, что его заподозрили в малодушии, мол какие-то сто шестьдесят часов могли его напугать. Вроде бы даже помогло.
Тихонько отставив чашку, Джеремая достал телефон, делая вид, что просто копается в какой-нибудь очередной из соцсетей, хотя сам в это время отправил Нику одно короткое сообщение: «ДА»
Ожидаемо от Ника довольно быстро пришёл ответ: «???, но ок»
Порадовавшись тому, что у него есть хорошие друзья, готовые кинуться в водоворот событий с минимумом информации, Джереми чинно дождался, пока Вилсон закончит разговор с коллегой, убирая телефон во внутренний карман.
- Вы меня обижаете, следователь Вилсон. Сто шестьдесят часов - довольно короткий срок, а в моём деле вам ясно должно быть видно, каким дерьмом мне в прошлом приходилось заниматься. Мне нравится ваше предложение о кураторе. Когда есть тот, чья голова может полететь на показуху, больше шансов, что подопечный окажется жив.
Ник не раз и не два мухлил с инспекционными показаниями. Да и Диего он знал. Так что свою работу парень выполнит на все сто процентов и доверить такое сложное дело ему было можно. Тем более что и сам Гоббс был, судя во всему, под негласной защитой полиции. Те конечно не знали всей его силы, но старались помалкивать от греха подальше и на пользу себе. Пару раз парень засветился на их камерах, когда успокаивал толпу, и неизменно оказывался дома под маминым крылом с тряпочкой на лбу и необходимыми препаратами в крови, что заставляло думать о покровителе в полиции. Не только Фредерикс работал с сильными экземплярами рода человеческого и покрывал их. Имея такого союзника и четвёртому жилось проще.
- Но если бы я был чуть большей сволочью, я бы заключил с вами пари – не удержался Джеремая. Хоть и верил он Нику, но сам Ник в первую очередь думал про свою шкуру, а значит риск становления Диего подопытным оставался. Но спорить и упускать шанс не хотелось.
- Итак, каким же образом вы желаете использовать мою шкуру? – возвращая деловой тон, поинтересовался волк.

0

20

Джону доставляло определенное удовольствие наблюдать за тем, как менялось выражение лица его собеседника, хотя тот, наверняка, считал, что идеально держит «маску». Вот едва заметно дернулась бровь, стоило следователю упомянуть о Гоббсе. Знакомый? Или слышал об этом «юном гении» Инкубатора из газет? Сам Вилсон не общался близко со своими экспертами, как, впрочем, не пытался разобраться в подробностях их работы, потому о Гоббсе мог сказать только одно: этот чудаковатый парнишка еще не просрочил ему ни одной проверки и не дал пронырливым юристам защиты ни единого шанса опровергнуть улики на основании «загрязнения генетического материала». Мог ли сотрудник Инкубатора быть знаком с владельцем Fighter? Вдруг именно потому Мальто удавалось успешно скрываться так долго..?
Джон мысленно поставил себе десять баллов за самую нелепую параноидальную идею. Конечно, он достаточно было воспользоваться эмпатией, но ментальные рецепторы, все еще не оправившиеся после зала свиданий, на любую попытку воспользоваться ими, отвечали тупой болью в переносице и висках.
Ромасанта тем временем полез за мобильником, хотя тот не звонил. Блондину очень хотелось казаться спокойным, но пальцы бегали по экрану слишком быстро, чтобы создать видимость отстраненного изучения очередного Интернет-шедевра. Кому он писал? Подельникам? Коллегам? Любовнице? Вилсон впервые задался вопросом, а нет ли в жизни бармена иного претендента на эти «сто шестьдесят рабочих часов». Вдруг у него есть иждивенцы, не указанные в документах… Т.е. близкие люди, не способные позаботиться о себе, рассчитывающие на его время.
Телефон просигналил о доставке сообщения. Ромасанта быстро пробежался глазами по строкам и с видимым облегчением убрал аппарат в карман. Джон откинулся на спинку стула, приготовившись слушать.
Ромасанта согласился. На все сто шестьдесят часов.
- Но, если бы я был чуть большей сволочью, я бы заключил с вами пари, - ввернул он напоследок.
- На то, упекут Мальто в НИИ или нет? – усмехнулся Джон. – Если бы я был чуть большей сволочью, я бы согласился.
- Итак, каким же образом вы желаете использовать мою шкуру?
- Сейчас мы расплатимся, - Вилсон поднял руку, подзывая официантку, - и вы отвезете меня в общественный центр в гетто, куда ваш грузчик ходил для встреч с психологом. Моя мигрень не способствует управлению авиакаром. А на нижних линиях сейчас заторы не меньше, чем на земле.

Ужа в дверях кафе он задержался на мгновение и спросил:
- Кстати, а на что бы вы поспорили?

Отредактировано John Willson (2016-03-12 11:59:28)

0


Вы здесь » THE CITY 24 » Flashback level » Дело о красных точках (ХХ.12.2352 г.)