http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/60809.css
http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/88636.css

THE CITY 24

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE CITY 24 » Flashback level » Дело о красных точках (ХХ.12.2352 г.)


Дело о красных точках (ХХ.12.2352 г.)

Сообщений 21 страница 40 из 46

1

Участники: Джеремая Ромасанта, Джон Вилсон
Время действия: декабрь 2352 г., за неделю до Рождества   
Место действия: Город 24
Краткое содержание (по желанию): Джону Вилсону возвращают на доследование дело об убийстве пятилетней давности. Возможно, девятнадцатилетний парнишка, которого приговорили к тридцати годам заключения, не должен был оказаться в тюрьме.
Вид эпизода:  Открыт для сотрудников полиции / сотрудников Fighter со стажем работы более 2 лет

Отредактировано John Willson (2016-02-20 13:56:56)

0

21

Оставив на чай положенное количество кредитов, Джереми шутливо отвесил лёгкий поклон и пригласил следователя к выходу:
- Что ж, раз моя скромная персона не может быть вам ничем более полезной в данную минуту, то прошу, карета ждёт!
Блондин тряхнул копной волос, прогоняя тяжкие думы и настраиваясь на доброжелательный лад. Ничего плохого пока не происходило. И есть шанс раскрыть старый висяк, что несомненно добавила энтузиазма. Было похоже, что волку понравилась новая охота. НА улице немного распогодилось, по крайней мере снег был мягким, не агрессивным, более похожим на рождественнский.
Зелёная мазда приветливо мигнула фарами в ответ на отключение сигнализации.  Если  все сто шестьдесят часов придётся отработать в роли проводника по трущобам, то не так уж это было и плохо. По крайней мере, это отличный способ влезть под кожу сотруднику  прокуратуры. Друзья нужны везде, а в таких высотах и подавно. А за репутацию свою ему бояться не приходилось, слишком многих прикрыл, лишь насильников да маньяков он никогда на привечал. В целом настроение стало благодушно, но Джереми старался не радоваться раньше времени. Возможно, следователь окажется несколько большим гадом, чем стандартные прокурорские крысы. Гадом он был по умолчанию, ничего, что называется, личного, у них работа такая.
Внутри салона висела обычная ёлочка-освежитель с запахом хвойного леса после дождя. Мусора не наблюдалось, лишь немного пыли. Машинка сперва казалось маленькой для большого мужчины, но внутри стало понятно, что это довольно вместительный агрегат. Двигатель мирно заурчал в ответ на поворот ключа.
- Вы спросили на что бы я поспорил? – Мазда легко тронулась с места, лавируя по мелким улочкам, стремясь к основному шоссе , ведущему в адскую пасть Города, - Естественно на желание! Спорить на деньги слишком скучно при моей профессии, - хмыкнул волк.
Не отрывая взгляда от дороги, ловко лавируя и проскальзывая в промежутки, умудряясь не сбить разбушевавшихся мотоциклистов, Джереми протянул руку и настроил радио. Как всегда аппарат был настроен на совершеннейшее старьё, старые рождественские гимны и попса, но любители ретро были есть и будут.
- Согласились бы спорить с жителем гетто на желание? Мы же вроде как все немного того, - и Джер неопределённо мотнул головой, как бы показывая, что имеет в виду под "того". В его голосе слышалась улыбка, хотя лицо оставалось серьёзным.

Отредактировано Jeremiah Romasanta (2016-03-14 21:08:39)

0

22

- Карета, да? – усмехнулся Вилсон, садясь на переднее сиденье зеленой «мазды».
Салон встретил его шершавыми, чуть вытершимися от времени псевдо-замшевыми чехлами и навязчивым запахом хвойного освежителя. Джон неприязненно дернул уголком губ, но от комментариев воздержался – его служебный аэрокар тоже не источал ароматов розы, он ведь так ни разу и не чистил салон с тех пор как бросил курить.
Справившись с ремнем безопасности, Вилсон быстро огляделся. Никаких снимков на приборной панели, ничего лишнего на заднем стекле – по меньше мере, Ромасанта не особенно сентиментален. Резиновые коврики не слишком потертые и плотно прилегают к днищу – хозяин хорошо следит за машиной, и если использует ее для каких-то незаконных дел, то очень осторожно. Судя по состоянию чехла на руле, автомобиль – не самое востребованное для владельца Fighter средство передвижения. Водительский ремень и чехол сидения истерты больше, чем со стороны пассажира – бармен чаще ездит один.
В какой-то момент Джон настолько увлекся этим ненавязчивым профилированием, что едва успел остановить свою руку, потянувшуюся к «бардачку». К счастью, Ромасанта этого не заметил. Или сделал вид, что ему все равно, вернувшись к разговору о пари.
- Вы спросили, на что бы я поспорил?  Естественно на желание! – усмехнулся блондин, мягко выворачивая руль.
Джон оценил уверенный, но неспешный стиль вождения жителя «нижнего города», привыкшего к заторам. Сам он, избалованный свободой воздушной трассы, после третьего мотоциклиста, появившегося буквально из ниоткуда перед капотом «мазды», предпочел не следить за дорогой, чтобы сберечь нервы.
Ромасанта тем временем включил радио. Старый приемник пару раз «чихнул» полосами «белого шума», после чего затянул глубоким контральто балладу о признании в любви под ветвями рождественской елки. Джон даже не подозревал, что подобное старье допускают к эфиру. Интересно кого-то еще подобные серенады в купе с хоралами настраивали на праздничный лад? Если и так, Вилсон к их числу не принадлежал. Хотя, когда он вообще последний раз отмечал Рождество? Еще до развода…
- Согласились бы спорить с жителем гетто на желание? – Вилсон поймал в зеркале насмешливый взгляд синих глаз. - Мы же вроде как все немного того.
- Думаю, у всех обитателей гетто желания в отношении Прокуратуры до смешного однообразны: закрыть глаза на то, закрыть глаза на это, - пожал плечами Джон. – И вы также вряд ли бы удивили меня, мистер Ромасанта. Что бы вы загадали? Налоговые послабления для Fighter на ближайший квартал? Или бессрочную лицензию на продажу легальных наркотических препаратов? Нет, правда, мне любопытно. Если сможете меня удивить, я бы даже согласился на пари. Знаете, никогда еще не приходилось выступать в роли доброго Санты. Каждый год, что ни праздник – снова список плохишей.

Отредактировано John Willson (2016-03-15 15:20:14)

0

23

- Налоговые послабления для Fighter на ближайший квартал? Или бессрочную лицензию на продажу легальных наркотических препаратов?
Джереми скривился как от зубной боли, вспомнив так и незаконченную налоговую отчётность. 30 число маячило на горизонте красными буквами и сулило штрафы. Похоже, снова придётся идти на поклон с чем-нибудь из личных запасов. Распрощавшись мысленно с ещё одной бутылкой вина пятидесятилетней выдержки, Джер вывернул на улицы гетто. Впрочем, он ещё поборется, не в первый раз.
- Вы плохо меня слушали, я не интересуюсь спором на деньги.
Стоя в очередной пробке, пока машины протискивались по узким улочкам, явно рассчитанным скорее на полицейские мотоциклы, нежели на современные и не очень авто, Джер повернулся и совершенно беззастенчиво осмотрел своего новоявленного «нанимателя». Хмыкнув, о том, какое слово пришло ему в голову, волк лишь смирился с участью вечного наёмника.
Итак, что видел перед собой старый оборотень: мужчина, довольно привлекательной внешности, на дерьмовой работе, подразумевающей такие качества, как честь и достоинство, разбирает висяки, следовательно не в ладу с начальством, раз не в ладу с начальством, скорее всего работает слишком добросовестно, а раз слишком, то скорее всего одинок, возможно был по молодости женат, но сейчас одинокий перст, ужинает дома каким-нибудь фастфудом и ложиться спать под утро, потому что корпел над очередным делом – это видно по мешкам под глазами. В целом образ тот же, что и у Макса. Возможны вариации. Тут даже эмпатию не приходилось применять, разве что чуть потянуть носом воздух, что бы уловить дорогой парфюм, с претензией следователь. Возможно начальник ещё парочки ищеек. Точно одинокий.
- Я бы поспорил на то, что бы вы пришли праздновать Рождество в Fighter. И под праздновать я подразумеваю пить, есть, танцевать и тащить в койку понравившуюся мордашку, - закончил свой осмотр Джереми. На это и правда было бы интересно посмотреть. Особенно в купе с тем, что часть четвёртого отдела, которая имела огорчение часто патрулировать район так или иначе праздновали Рождество именно в этом баре. Раз попал в гетто, оттуда не выберешься, оно останется в тебе.
Как раз подошла его очередь завернуть и Мазда вновь тронулась с места.
- Недалеко осталось
В этот момент у Джера раздалась телефонная трель, оповещающая о входящем сообщении. Оставив одну руку на руле и достав смартфон, Ромасанта открыл входящее от Макса. На аватарке значился огромных размеров медведь, выскакивающий из кустов, нарисованной в нарочито детской манере. Забавный образ для старого работника ЧО.
«Разъеби тебя вампир с тентаклями! Во что ты вляпался, Ромасанта?! Попробую узнать»
Джереми не удержался и тихо рассмеялся от высокого слога друга. Следя попеременно то за дорогой, то смотря в телефон, он быстро ответил, что всё не так худо и подробности позже.
Не смотря на то, что район, по которому они ехали, уже значился как неблагонадёжный, дороги были чистыми, многоквартирные дома аккуратными, а окна магазинов и лавок были целыми. Где-то здесь был офис местного психолога и работника по наблюдению за рождёнными.

0

24

- Я бы поспорил на то, что бы вы пришли праздновать Рождество в Fighter...
Вилсон нерешительно усмехнулся, удивленно приподнимая бровь. Какой смысл Ромасанте приглашать его? У них что, в Fighter на Рождество устраивают пенные вечеринки с танцами нагишом или что-то подобное? Какой резон приглашать на праздник прокурора, если не попросить его об одолжении и не завести на него компромат. Но, нужно отдать хозяину бара должное, его просьба Джона удивила.
Следователь откинулся на подголовник, делая вид, что размышляет над предложением:
- Признаю, неожиданное предложение, мистер Ромасанта. Редко кто приглашает государственного обвинителя на пьянку заранее, обычно мы подъезжаем к выносу тел. Вот только вы не уточнили, какой будет ответная ставка. Знаете ли, у некоторых весьма специфичные вкусы.
И правда, что он мог попросить у бармена в ответ? Вилсон задумался. Пожалуй, он не стал бы мелочно разбрасываться подобными возможностями. Очень полезно, когда человек, у которого в должниках ходит половина гетто, чем-то обязан тебе. Пусть даже и просто рождественским желанием.
В это время телефон Ромасанты сообщил о доставке очередного сообщения. Блондин отвлекся от беседы и, к некоторому опасению Джона, от дороги. В какой-то момент следователю отчаянно захотелось напомнить своему водителю о штрафах за пользование средствами связи во время управления автомобилем, но Вилсон нашел в себе силы сдержаться. К счастью, они практически достигли конечной точки поездки – реабилитационного центра для трудных подростков, занимавшего два нижних этажа одного их жилых домов.
- Так что если вы не боитесь, можем заключить пари. Но только не на неприкосновенность генетического материала Мальто. Я не настолько хочу выиграть. Думаю, по окончании встречи мы сможем придумать более интересный предмет спора. Если не трудно, поднимитесь со мной. Мне не помешает поддержка эмпата.
Вилсон позвонил в домофон, представился и после непродолжительной возни с примерзшим замком они оказались в подъезде. Приемная доктора Нордена, так звали психотерапевта, наблюдавшего Мальто, располагалась на втором этаже. Джон быстро поднялся по ступеням, отмечая про себя, что для центра реабилитации оформление оставляло желать лучшего – тусклые цвета, приглушенные тона, строгая геометрия узора. Бабочки, птички и цветы смотрелись бы куда уместнее.
Возле тяжелой металлической двери с табличкой «Доктор Нордон» следователь ненадолго задержался, включил диктофон на телефоне, достал жетон и только после этого постучал.
- Проходите, - прошелестело из приемной.
- Старший прокурор Вилсон, - представился Джон, переступая порог.
- Очень приятно. Присаживайтесь, - поприветствовал их хозяин кабинета, щуплый, невзрачный мужчина лет сорока с неприятным длинным худым лицом, обрамленным жидкими бесцветными волосами.
- Я бы хотел поговорить с вами о Диего Мальто.
При упоминании имени бывшего пациента Норден тяжело вздохнул и отвел глаза в сторону. Сожалеет о том, что не смог разглядеть в мальчике монстра? Или боится, что ему предъявят иск о сокрытии двух ментальных «десяток»? Вилсон неуверенно посмотрел на Ромасанту.

0

25

Мысленно поздравив себя с маленькой победой, Джереми без труда взобрался по лестнице. Лифты в гетто были слишком богатым удовольствием. В приёмной всё выглядело как и прежде, как, впрочем, почти везде в гетто: мрачно. Создавалось впечатление, что власти экономят на цветах, оставляя яркие и живописные для центра и тех, кто может позволить себе платить больший процент от зарплаты в налоговую службу. Доктор Норден занимал свой пост вот уже пять лет, дольше, чем многие из его предшественников. Когда каждый день видишь развороченные судьбы детей, которые смотрят тебе в глаза и вопрошают «почему я?» ил «чем я хожу?», то это не способствует душевному равновесию. Как он справлялся, оставалось загадкой, но назвать его бесчувственным было нельзя.
- Диего было очень тяжёлым моим пациентом, терапия помогала слабо. Пожалуй определённый прогресс возник только после того, как парнишка нашёл работу. Правда место  - центральный бар Гетто, Fighter – это не лучшее заведение для юной головы, но улучшения…. – мужчина удручённо покачал головой, всем своим видом выражая всемирную печаль.
- В итоге оно не довело до добра…
Джереми, который всё это время стоял чуть сбоку, облокотившись о шкаф, не радовала перспектива, что его заведение обвиняют во всех смертных грехах, поэтому поспешил влезть со своими комментариями:
- Так вы всерьёз думаете, что Диего мог совершить все эти жуткие преступления?!
- Я не хочу в это верить, его психологический портрет скорее говорит, что Диего быстрее бы убил себя. Но ведь полиция проводила расследование. - грустно-уверенно ответил доктор.
Джереми потянулся к доктору ментальными отростками, считывая поверхностные эмоции, но даже этого было вполне достаточно. Он подошёл ближе к Вилсону и положил руку на плечо, как бы говоря, что в первую очередь фраза предназначена ему:
- Вы, похоже, свято верите в непогрешимость системы… - больше утверждая сказал волк.
- Разумеется, в совете не дураки сидят. Законы и политика продуманы умными людьми, а мы сидим на своих скромных местах и делаем всё от нас зависящее.
- Ясно, - Джереми улыбнулся и ушёл обратно в тень.
Доктор был хорошим человеком, с принципами и верой. Именно они и позволили ему здесь задержаться дольше других. Он заботился о детях, но считал их именно теми, кем их видело правительство и ни кем другим.

0

26

Вилсон невольно вздрогнул, когда на его плечо опустилась рука Ромасанты. Прикосновение было излишне панибратским и совершенно неуместным в данной обстановке - у допрашиваемого психолога могло сложиться впечатление, что блондин тут главный… Хотя, почему бы и нет? Кажется, глава Fighter прекрасно располагал к себе людей. Пусть и дальше исполняет роль «хорошего полицейского». Тогда «плохому копу» можно не стесняться.
- В таком случае, почему вы дали Мальто такую странную характеристику? - Вилсон вывел документ на экран планшета и протянул устройство Нордону. – «Садо-мазохизст со склонность к агрессии» - эти слова стали фундаментом обвинительного приговора.
Доктор едва открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут же его захлопнул, поджал губы и замялся. Бесцветные глаза под белесыми бровями забегали из стороны в сторону. Длинный покатый лоб психолога покрылся испариной.
- Мистер Нортренд? – обратился к нему Джон. – На вас оказывало давление следствие? Вас вынудили написать это?
- Я… я…, - длинные тонкие пальцы доктора нервно забарабанили по столу, а и без того бледное лицо стало едва ли не светлее побелки на потолке. – Я не могу. Не могу говорить. В гетто не получается. Без нарушений. Некоторые препараты. Я мог лишиться лицензии. И в прошлом. Все делают ошибки в юности, мистер Вилсон. Я должен был сохранить свою практику. Эти дети…
- Решили пожертвовать одним ради многих?
- Вы не понимаете! – Нордон едва не подпрыгнул на месте.
- Неужели? – продолжал напирать Джон. - Всего одно слово, мистер Нортенд, да или нет. Вас принудили дать Диего Мальто отрицательную характеристику?
- Я знаю, что вы записываете наш разговор, - дрожащие пальцы доктора выбивали громкую дробь по крышке стола. – Потому я ничего не скажу.
Вилсон тяжело вздохнул. Дьявол! Без показаний психолога у него почти не оставалось шансов добиться повторного слушания. Интересно, какой же сволочи было так необходимо закрыть дело пять лет назад, что он или она решил подставить ребенка? Искать виновного среди следователей теперь было практически бесполезно, особенно, если у неизвестного была достаточно высокая должность в Прокуратуре.
Ну и что теперь? Послать мальчишке в тюрьму открытку со словами: «Извини, не получилось. Не скучай. Тебе осталось всего двадцать пять лет»? Вилсон заставил себя выпрямиться. Что-то должно быть. Что-то еще, кроме этой характеристики, какая-то зацепка.
- Хорошо, давайте сменим тему, - Джон сдержано откашлялся. – Почему Мальто перестал посещать вашу группу? Терапия, как вы сами сказали, ему помогала слабо, но все же два года он исправно приходил. Что изменилось?
- Не могу сказать, - пожал доктор худыми плечами. – Возможно, ему просто надоело.
- У Диего были конфликты с другими пациентами?
- Нет, - покачал Нортленд головой, - на моей памяти ни одного.
- Вы можете дать мне список тех, кто пришел в ваш центр за два месяца до того, как Мальто перестал ходить на занятия?
- Да, - закивал психиатр с видимым облегчением. – Конечно. Сейчас. Сейчас распечатаю.
- Можно и электронную…
Джон не успел закончить фразу, как доктор сунул ему в руки еще теплые листы бумаги.
- Всего двое? – удивился Вилсон, просматривая документ.
- К сожалению, мистер Вилсон, приходят только те, кому больше некуда пойти. Или по направлению полиции. Очень многие предпочитают прятать боль глубоко внутри себя.
- Что вы можете сказать об этих двоих? – Джон взмахнул распечаткой.
- Трэвор Дэннис, повышенная агрессивность, гражданский Рожденный, оборотень. Насколько драк. Нанесение тяжких телесных повреждений. Ничего особенного. Питер Хадсон, апатия, гражданский Рожденный, энергетический вампир. Пережил глубокую травму после гибели родителей в автомобильной аварии семь лет назад. Сам мальчик чудом в ней выжил, но из-за сильных ожогов лишился многих нервных окончаний. Регенерация, конечно, позволила восстановить ткани, но не разбитое сердце. Жил с теткой. Много переезжал. Так оказался у нас.
- Они еще посещают центр?
- Трэвор заходит время от времени. Но, довольно редко. А Питер перестал около трех лет назад, когда умерла его родственница, и он снова переехал. К сожалению, адреса не он оставил...
- Спасибо, доктор Нордон, - Вилсон поднялся со стула. – Вы нам очень помогли.

Вечерний гетто, уже окутанный сумерками, встретил мужчин пронзительными порывами ветра и тяжелыми крупными хлопьями снега, в одно мгновения попавшими в глаза, в рот, за шиворот и в рукава плаща.
- У меня к вам большая просьба, мистер Ромасанта, - Джон слегка подтолкнул своего «напарника» под локоть в направлении козырька подъезда соседнего дома, - покурите и подумайте, появлялся ли у вас в клубе этот парень.
С этими словами Вилсон протянул блондину распечатку с фото Питера Хадсона.

Отредактировано John Willson (2016-03-22 23:31:53)

0

27

Ещё некоторое время следователь позадавал вопросы. Джереми лишь уловил, что его прикосновение сильно не понравилось мужчине, и поставил себе галочку, не панибратствовать. Похоже, всё было даже хуже, чем он предполагал на первый взгляд в своих рассуждениях о его личной жизни.
Доктор нервничал, запинался, не знал что ответить, но в целом пытался оказать помощь следствию, когда это не касалось основного предмета опасности. Джереми хмыкнул и провалился в тень, насколько это было возможно при его объёмах, отсвечивать не хотелось. Усмехнулся, когда доктор использовал принтер, а не перекинул по электронке, хотя Вилсон было заикнулся. Гетто оно такое, оно меняет. На сим визит вполне можно было закончить, больше ничего путного получить бы не смогли. Может быть Ромасанта навестит его потом один, без прокуратуры.
Выйдя на крыльцо, Ромасанта поёжился, ветер неприятно задувал за шиворот. Подняв повыше воротник пальто, Джереми ожидал дальнейших указаний.
- покурите и подумайте, появлялся ли у вас в клубе этот парень.
Курить не хотелось, но вот подумать стоило. Аккуратно взяв документы в руки, мужчина внимательно изучил лицо. Худощавый, с выступающими скулами и впалыми глазами, явно фото сделано в период активной голодовки. Странно, обычно энергетические вампиры питались получше, всё же эмоции достать проще, чем кровь.
- Я подумаю, но я не каждый день стою в баре, можно поспрашивать моих сотрудников. Желаете это сделать лично или это сделать мне?
Интересно, хотелось ли Вилсону продолжить с ним общение не только в рабочей обстановке? Или всё же Ромасанту использовали только как обычного осведомителя с чуть большими связями по району, чем остальные. И вообще интересно, почему эта мысль пришла ему в голову. Наверное, сказывалась общая ментальная атака. Эмпаты вообще склонны к сентиментальности…
- Кстати, вы ведь так и не высказали своего предложения в пари, думаю предметом спора можно выставить дату поимки виновника всех бед. Успеете ли вы сделать это до рождества или всё будет значительно хуже. Как такая идея?
Ромасанта достал брелок от сигнализации и пикнул, снимая оную. В машине хотя бы теплее, чем на улице. Он спустился по лестнице и приветливо открыл дверь пассажирского сидения. Как минимум стоит доставить высокое начальство назад к управлению, а то как же он выберется то отсюда?

0

28

Ромасана какое-то время внимательно разглядывал распечатку, после чего аккуратно свернул и убрал во внутренний карман куртки. Вилсон не возражал – его ассистентки все равно запросят копию истории наблюдений из центра.
- …можно поспрашивать моих сотрудников, - предложил бармен. -  Желаете это сделать лично или..?
- Не хочу заставлять их нервничать лишний раз. Вы и сами прекрасно справитесь, - махнул рукой Джон.
- Кстати, вы ведь так и не высказали своего предложения в пари...Успеете ли вы сделать это до рождества или всё будет значительно хуже. Как такая идея?
Блондин смотрел, наклонив голову на бок, лукаво прищурившись, отчего становился похож не то на хитрую лисицу из старых сказок, не то на иллюстрации из детских книжек про духов-обманщиков, вовлекавших доверчивых смертных в заведомо проигрышные авантюры.
- Дело за пять дней? При всем моем желании вряд ли Мальто встретит Рождество на свободе. Но, если подсуетиться и подать запрос на повторное слушание до Нового года, пасхальные яйца будет собирать уже дома. Итак, пять дней.., - Вилсон задумчиво почесал подбородок. – На самом деле всего четыре, ведь двадцать четвертое выпадает на воскресенье. А если я хочу успеть оформить все бумаги, то три.
Найти убийцу в подобном деле за три дня? В любой другой ситуации Джон просто плюнул бы и отказался, но откровенный вызов в глазах блондина в сочетании с желанием прижать того к стенке, подогреваемым неуемной подозрительностью, не оставляли следователю выбора.
- Согласен, - Вилсон хлопнул в ладоши. - И если подучится, то Санте, кичащемуся способностью за одну ночь развести подарки детям всего мира, придется от зависти съесть свою бороду.
Ромасанта согласно кивнул и распахнул перед ним дверь автомобиля.
- Нет, спасибо, - вежливо отказался Джон. – Я и так отнял у вас слишком много времени.
Следователь посмотрел на часы.
- Пять часов, двадцать четыре минуты с учетом визита в тюрьму. Я вычту это из вашего общего срока. Повестка и заочное решение суда, думаю, придут уже после праздников. Сожалею, что доставляю неудобства.
Вилсон шагнул дальше под козырек, вытащил из кармана телефон.
- Буду ждать вашего звонка, мистер Ромасанта, - взмахнул он рукой, прощаясь.

К тому моменту, как шорох колес зеленой «мазды» стих за поворотом, Вилсон успел попросить одного из помощников забрать служебную машину и его самого из гетто, дать указания ассистентке на счет поисков Хадсона и заказать на утро переговоры с Мальто. Благо, вопросов в этот раз было не так уж много, и в пятиминутный сеанс разрешенного общения они должны были уложиться.
В ожидании машины Джон спрятал руки в карманы, переминаясь с ноги на ногу на небольшом пятачке свободного от снега пространства. Мысли роились в голове, перескакивая с одного на другое.
Почему он сделал ставку на Хадсона, а не на Дэнниса? У кого из них было больше шансов достать Мальто настолько, чтобы тот перестал ходить в реабилитационный центр? В общем-то, поровну. Кто из них негативно влиял на психику «десятки»? Оба, с равным успехом. Кто из тех двоих стал бы преследовать Мальто вне группы доктора Нордона? Оборотень нашел бы себе мальчика для битья попроще и поближе. А вот энергетический вампир, получивший в свое распоряжение почти неиссякаемую кормушку и в одночасье потерявший ее, должен был искать встречи. Так что, по сути, задачей Ромасанты было определение алиби  для Мальто на момент убийств. Если энерговампир присосался достаточно хорошо, он мог «кормиться» от агонизирующей под грузом чужой боли «десятки» даже через стенку. Но никак не через весь бар, и уж, конечно, не через полгорода. Если Хадсон заходил в Fighter в дни убийств, он делал это ради Мальто. И, главное, мог подтвердить, где именно был его донор.
Но вот слова Мальто на «свидании»: «Он был, как будто, без чувств». Кто мог наблюдать за агонией задыхающейся от ужаса женщины и не испытывать при этом никаких чувств? Ни удовольствия, ни любопытства, ни интереса. Убийца, для которого происходящее – просто рутина? Ученый, подтверждающий работу гипотезы статистикой? Слишком разные жертвы, не похоже на заказ. А вот ученый… Первые две жертвы хотели купить наркотики. Мог ли случай столкнуть их с кем-то, кто искал способ проверить действие нового препарата? И, главное, как этого гения вычислить? Химики никогда не любили внимание общественности, предпочитали держаться в тени. Значит, убийца выбирал женщин. Вряд ли из-за специфического назначения препарата. Тогда почему? Он слаб и не может справиться с мужчиной? Или имеет место сексуальный аспект? Тогда почему не было эмоциональной реакции? И ведь убийца как-то уговаривает их пойти на тот склад. Ментальный контроль? Если так, то уровень должен быть не ниже семи, надо проверить базу. А, может, отвлекал внимание и делал инъекцию? Нет, следов не было. Ничего, кроме трех красных точек на шее.
Вилсон до боли сжал зубы. Если бы ему хватило ума понять, что это за точки, все стало бы значительно проще. В ту самую минуту его размышления прервал звук антигравов аэрокара.

Джон перевернулся с одного бока на другой. Потом лег на спину. Выругался и заставил себя подняться с казенного дивана. Какой смысл мучить себя и мебель, если уснуть все равно не удастся. Кофеварка, кажется, не слишком обрадовалась полуночному гостю – двойной американо готовился почти восемь минут вместо положенных трех.
Неспешно потягивая содержимое чашки, Вилсон вернулся за рабочий стол. Досье Хадсона его не впечатлило. Как и ожидалось, постоянного места регистрации у вампира не было. Сыворотку он получал регулярно, но все время в разных районах. И, судя по всему, от отсутствия денег не страдал, хоть и не числился постоянно занятым. Искать такого типа в городе можно месяцами. Справится ли Ромасанта за три дня? Или начнет затягивать следствие, чтобы выиграть пари?
Джон в который уже раз открыл окно с личным делом бармена. Запрос в Седьмой пока висел в статусе «На рассмотрении». Ничего нового или особенно интересного на своего «партнера» Вилсону найти так и не удалось. Какого черта он вообще сейчас думает об этом парне? Всего три дня! И зачем он согласился на этот глупый спор? Подсознательный страх еще одного Рождества в компании бутылки и подборки старых фильмов?
Вилсон залпом допил кофе и оставил пустую чашку на край стола. Задумался на секунду и один за другим начал закрывать голоэкраны с информацией о владельце Fighter. На изучение этого субъекта у Джона было более ста пятидесяти часов, а вот на дело только трое суток.
Последняя вкладка заставила следователя помедлить – фото Ромасанты с какой-то уличной камеры, что-то связанное с просроченным штрафом. Лицо в три четверти крупным планом. Ярко-синие блестящие глаза. Казалось, в этих самых глазах промелькнуло что-то похожее на разочарование, когда Вилсон отказался от совместной поездки.

Джон проснулся от телефонного звонка. Мягкая силиконовая клавиатура, приобретенная специально для таких случаев, нехотя отлипла от лица, оставляя на щеке характерные вмятины по форме клавиш.
- Вилсон. Слушаю, - прохрипел Джон в трубку.

Отредактировано John Willson (2016-03-22 23:26:02)

0

29

- Нет, спасибо.  Я и так отнял у вас слишком много времени.
Джереми пожал плечами, на нет, как говориться и суда нет. Обойдя машину и сев за руль, Ромасанта решил доехать до бара, выполнить обещанное: порасспрашивать народ о Хадсоне. Молодом энергетическом вампире. Мало ли их бродит в гетто?
К тому времени, как волк добрался на работу, бар уже вовсю готовился принимать толпы любителей потратить свои денежки за рюмкой другой. Билли поприветствовал босса, отсалютовав ему любимой дубинкой. Пожалуй расспросы можно было начать именно с вышибалы. Ловко вытянув из кармана фото парня, Джереми протянул его рогачу:
- Бил, дружище, пошевели мозгами, не видел ли ты этого клиента у нас?
Амбал аккуратно, как великую ценность взял портрет в руки и стал внимательно вглядываться. Было видно, что парень и правда старается угодить начальство, поэтому вспоминал со всей возможной силой, хмурился и закусывал нижнюю губу. Джереми даже улыбнулся от такой умильной картины.
- Что-то очень знакомое, бос, он точно к нам раньше часто заходил. Сейчас реже, но вроде бы тоже бывает, - со этими словами мужчина протянул фото обратно.
- Извини, бос, не могу сказать больше, лично не знаком, - развёл рогач руками.
- Ничего, по крайней мере бывает, - в голове волка вертелся план. Он маячил на грани сознания и постепенно становился всё ярче и ощутимее.
- Сегодня Рози работает? – дождавшись утвердительного кивка, Ромасанта продолжил – Дай ей знать, если он сегодня придёт.
Никто не могу выспросить больше, чем болтушка Рози. Вероятнее всего она пользовалась очарованием или внушением, но факт оставался фактом – даже самые скрытные представители человечества, если Рози обрушивала на них свой интерес, не могли сопротивляться этому напору и выкладывали как на духу. Оставалось только найти саму девушку и пообещать ей пятипроцентную премию за информацию.
Девушка нашлась в подсобке, как раз закончив переодеваться. Вручив ей фото и наказ узнать всё возможное, владелец бара Fighter отправился исполнять свои самые прямые обязанности: составлять годовую отчётность. И победить он её намеревался со всем своим трудолюбием, упорством и мастерством.
В перерывах он пару раз успел по телефону поругаться с Максом, который наорал в трубку благим матом, но пообещал повестить на файл с мордой Джера статус  «личный осведомитель Максемилиана Фредерикса» Джереми в ответ несколько резко поинтересовался, какого хера такого грифа не было до сих пор? Вспомнив всех родственников до пятого колена, включая Мануэля, Макс тем не менее предложил выпить пива на досуге, на чём друзья и распрощались.
Колдовать над бумагами честный труженик малого бизнеса (не такого и малого, если посмотреть на обороты) закончил примерно к моменту закрытия бара. Основные гуляки ушли, оставалось лишь малое количество последних посетителей. Ромасанта понаблюдал за этим, пока ходил покурить и перекусить, предпочитая не делать этого на рабочем месте, что бы хоть немного расслабиться. Как раз, когда он заверил отчётность своей цифровой подписью и нажал кнопку отправить, Рози ворвалась в кабинет, как маленький торнадо, что бы вывалить в уши любимого начальства всё, что она узнала. Им повезло и молодой человек заглянул сегодня в бар и, конечно же, повёлся на такую знатную кормушку, как этот электровеник. При этом сам электровеник явно не страдал от того, что его несколько пожевали в энергетическом плане. Продираясь сквозь ворох ненужной информации о прочих клиентах, о том, кто какой козёл и что её новая соседка абсолютная грязнуля, но при этом очень милая девушка «что конечно к делу не относится», Джер всё же уловил те крупицы необходимого и спешно записал нужное на клочке бумаги, оставалось только позвонить Вилсону и вылить этот ушат на него.
Взглянув на время, Джер задумался: спит или нет? С одной стороны, следователь мог хотеть получить информацию как можно скорее, с другой стороны, спать хотелось уже волку.
- Спасибо, родная!  - Джер улыбнулся настолько соблазнительно, насколько смог, девушка просияла и спешно покинула кабинет боса, залившись ярким румянцем.
Дорогой сердцу диванчик, он манил своей привычной уже мягкостью. Плюнув на всё, Джер решил позвонить Вилсону утром, только после того как сам выспится.
Где-то через 4 часа он набрал номер своего нового знакомого, с которым ему предстоит провести ещё минимум сто пятьдесят часов общественно полезных работ. Если конечно прокурор не отправит Джереми чистить снег.
- Вилсон. Слушаю
Судя по голосу, Вилсон спал. Джер попытался представить, как сейчас выглядит его собеседник
- Скажи…те, - быстро поправился волк, - вы сейчас спите сидя за столом и у вас на щеке отпечатался след от селиконовой клавиатуры или всё же у меня слишком утрированное представление о нашей доблестной исполнительно власти? – усмехаясь, поинтересовался Ромасанта.
- Ну а если серьёзно, то я кое-что узнал, вам лично или по телефону?
На самом деле Джеремая рассчитывал на встречу. Во-первых так с него ещё снимется время общественных работ, а волк был уверен, что честный коп спишет его обязательно со своего осведомителя. Во-вторых, мама всегда учила его налаживать полезные контакты, а человек в прокуратуре – это очень полезный козырь в рукаве. Ну и в-третьих, симпатичная морда, грех отказываться выпить с ним по чашке кофе.

0

30

Вы сейчас спите, сидя за столом и у вас на щеке отпечатался след от силиконовой клавиатуры, или всё же у меня слишком утрированное представление о нашей доблестной исполнительно власти? – поприветствовала Джона трубка голосом хозяина Fighter.
Вилсон невольно поскреб свободной рукой щетинистую щеку – действительно, что-то отпечаталось.
Но ответил он преувеличенно бодрым тоном:
- Не судите всех по себе, мистер Ромасанта. Я не настолько хочу выиграть это пари. И, в отличие от вас, у меня не горит годовой отчет.
- Ну а если серьёзно, то я кое-что узнал. Вам лично или по телефону? – спросил бармен.
Джон мельком взглянул на часы – без двадцати девять. В два щелчка «разбудил» компьютер, открыл электронный ежедневник.
- Подождите, пожалуйста, - попросил следователь Ромасанту и положил трубку на стол. Набрал номер на внутреннем телефоне. Линия отозвалась только с третьего гудка и переключилась на громкую связь.
- Лин, привет, какие новости?
- Что, проспался уже, Джон? – старшая стажерка Вилсона, сама без пяти минут дипломированный юрист, имела своеобразные представления о субординации. Но их с лихвой компенсировали незаурядный ум, волчья хватка во всем, что касалось работы с данными, и, конечно, потрясающие ноги, больше подчеркнутые, чем скрытые обтягивающими брючками.
- Так говоришь, будто я притащился в офис в стельку пьяным и просто другого места не нашел, чтоб всхрапнуть.
- На счет «всхрапнуть», это ты верно подметил, - хохотнула девушка.
- А если по делу?
- Беседу с Мальто удалось назначить только на половину двенадцатого, - затараторила та. - Отчеты психолога из гетто уже переслала тебе. А, да, писал парень, Брок, из Седьмого. Они не смогли найти Хадсона на том видео из Fighter, что было приложено к материалам дела. Говорят, что обнаружилось несколько «подходящих пятен», но точно опознать в них лицо…
- Лин, проверь все, что они сочли подходящим. Если не то, пересмотри весь файл, относящийся к последнему убийству.
- Но это же почти 8 часов документалки про бар! – голос девушки звучал так, будто Вилсон предлагал ей чайным ситечком вычерпать Тихий океан.
- С меня пирожные из «Ромили», - Джон знал маленькие слабости своей помощницы. - Самые дорогие.
- Каждую пятницу целый месяц! – встрепенулась она.
- Договорились. Не забудь запросить список лиц, посещавших Мальто в тюрьме, за все пять лет, - попросил Джон, поднимаясь со стула, с хрустом разминая затекшие плечи.
- Мы все еще отрабатываем версию с учителем и учеником? – удивленно протянула стажерка.
- Без комментариев, - отозвался Вилсон, застегивая пиджак и пытаясь хоть как-то расправить помятый галстук. – Я на завтрак. И попроси к обеду привезти из химчистки один из моих костюмов.
- Наводить красоту лучше перед встречей, - хихикнула напоследок девушка. – Но считай, что уже сделано, Джон.
- Лин – ты чудо! – Вилсон не поскупился на свою самую проникновенную интонацию и отключил аппарат.
- Простите за ожидание, - поднял он мобильник со стола, недовольно отмечая, что выход микрофона неплотно прилегал к столешнице, и Ромасанта вполне мог слышать их с Лин болтовню. – Давайте через полчаса в «Сиянии» на перекрестке Третьей и Гамильтон Роуд. Там обычно нет проблем с парковкой, и предлагают отличные завтраки.

Без пяти девять Вилсон уже сидел за столиком в кафе и допивал свой эспрессо. «Сияние», одно из его любимых мест возле работы, в рождественские недели полностью оправдывало свое название: бесчисленные гирлянды; зал, оформленный в зеленых, алых и золотых тонах; официантки с мигающими оленьими рожками на головах. Вилсону казалось, будто он участвует в каком-то провинциальном мюзикле по мотивам тысячи и одной сказки о Санта-Клаусе. Впрочем, стоило отдать должное, кресла для посетителей не стали менее удобными из-за чехлов расцветки глупого бабушкиного свитера. Кофе не стал менее вкусным, хотя его настойчиво пытались «украсить» не то зефиром, не то взбитыми сливками. А спокойная, уютная атмосфера оставалась неизменной даже в эти суетные дни перед Сочельником.
- Пожалуйста, полный завтрак с омлетом, - попросил Джон у девушки, подошедшей к столу, чтобы забрать пустую чашку. – И оставьте меню. Я жду еще одного человека.
Подумав о Ромасанте, Вилсон невольно присмотрелся к своему отражению в одной из блестящих игрушек, украшавших стену. Немного растрепан и помят, круги под глазами, но, в целом, не так уж и страшно. Джону очень не хотелось, чтобы бармен догадался, сколько сил тратилось на то, чтобы выиграть "никому не нужное" пари.

Отредактировано John Willson (2016-03-22 23:23:53)

0

31

Внешний вид и с собой

Внешний вид: бежевое пальто, болотно-зелёный шарф, коричневый свитер, под ним футболка, бежевые брюки.
С собой: ключи, айди, смартфон.

Джереми внимательно грел уши по телефону. Не то, что бы было хорошо слышно, но слабое подтверждение своей теории он всё же получил. Это вызвало самодовольную ухмылку на его лице. Долго ждать ответа не пришлось и Вилсон назначил встречу с намерением совместить приятное с полезным. Что ж, придётся помочь ему отработать пирожные из «Ромили». Волк неосознанно облизнулся, в конце концов сладкое он тоже любил, пожалуй стоило потом заехать взять себе парочку. Но надо было помимо прочего привести и себя в порядок. Сон на диване не слишком удачно сказался на его шевелюре, поэтому душ и одежда – то, что необходимо сделать в первую очередь.
Справившись со за пол часа, Джер отправился завтракать.

Удобно припарковавшись на действительно свободной парковке возле кафе, Ромасанта вылез в утреннюю ещё пока тихую улицу. Кто должен – уже на работе, кто не должен – только проснулся для завтрака или ложиться спать, отличное время. Немного полюбовавшись на снег, волк ухмыльнулся и попытался поймать снежинку языком. Лёгкое дурачество, пока никто не видит, ну по крайней мере он на это надеялся.

Закинув выбившийся длинный шарф через плечо, мужчина вошёл в зал кафе и, быстро оглянувшись, выхватил Вилсона взглядом. Мужчина, хоть и старался привести себя в порядок, но судя по всему пятернёй, а не расчёской. Не выспался, помят. Его хотелось уложить спать, а не про всяких вампиров рассказывать. На самом деле волк не думал, что его информация будет сильно полезна. Руки прокуратуры, думалось ему, были куда длиннее.
Направившись прямиком к столику, Ромасанта нашёл по дороге вешалку, где и оставил свои пальто и шарф.
- Добрый день, следователь Вилсон, как ваше настроение? – улыбчивый и вполне дружелюбно настроенный Ромасанта протянул руку для приветствия.
Садясь за столик и оперативно хватаясь за меню, Джер раскрыл его на странице с завтраками:
- Есть хочу, как волк, честное слово. Кстати, отчёт я сделал, так что больше можете не волноваться за мой бар и его налоги, - поднимая глаза над меню и пошутил мужчина.
Меню было конечно разнообразным, но про волчий аппетит Джер не шутил, поэтому указав девушке сразу на два завтрака, Ромасанта отдал ей меню. И конечно же он не забыл заказать кофе и десерт. Шоколадная лава, можно было душу продать.

Откинувшись в кресле, он стал внимательно рассматривать убранство, попутно залезая в карман:
- Вот, Рози золото, выспросит всё, это адрес парня, по крайней мере место, где его можно попробовать найти. История обычная до безобразия: родился, жил, метка, страдания, принятие, поиск кормушки. В школе его не любили, ещё бы, подошёл к тебе такой, а тебе раз и взгрустнулось. Да и вообще, если на тебе метка вампир, тебя считают паразитом и не принимают в компании. Но перед девушкой он конечно храбрился. Хотя, она сказала, что в глазах его стояла жуткая такая печаль. Как будто сердце разбито. Ну или что-то вроде того. Я в этом слабо разбираюсь. Он вскольз упомянул Мальто, точнее спросил Рози, как у того дела, не знает ли она…

Как раз в этот момент принесли первую порцию завтрака и мужчина полностью утратил интерес к живому, пока не утолит первый голод.

Отредактировано Jeremiah Romasanta (2016-03-23 18:32:09)

0

32

Ромасанта появился где-то минут через десять. И выглядел просто омерзительно. Омерзительно бодрым, свежим и ухоженным. Вилсон почувствовал волнение, охватившее свободных официанток, столпившихся у выхода в кухню, - похоже, между девушками вот-вот должна была разгореться нешуточная ссора из-за нового посетителя. Каждая готовая была драться за право первой подойти к его столику. Джон почти услышал этот разочарованный вздох, когда блондин опустился в кресло напротив него.
- Добрый день, следователь Вилсон, как ваше настроение? – сверкнул бармен ослепительной улыбкой, протягивая Вилсону раскрытую ладонь.
- Очень надеюсь, скоро будет лучше, - Джон ответил на рукопожатие. – Еда и хорошие новости – не так уж много мне нужно.
- Есть хочу, как волк, честное слово, - Ромасанта подхватил со стола меню и с интересом углубился  в  изучение списка завтраков, позволяя Вилсону тем временем изучать его самого.
Профиль хозяина Fighter – и как инкубаторским генетикам удалось добиться такой гармоничной плавности и точности линий? – Джон, если бы умел рисовать, вывел бы с закрытыми глазами. За три дня нескончаемых размышлений и поисков белых пятен, личное дело Ромасанты ему разве что не снилось. Рост, вес, группа крови, дата последней вакцинации – Вилсон помнил все, и оттого чувствовал себя еще более нелепо. Может, он ловил черную кошку в темной комнате, куда отродясь не забредало ни одно четвероногое? Может, за барменом, действительно, ничего не было, а разбушевавшаяся «интуиция» – лишь хроническая паранойя обвинителя со стажем?
К их столику подошла официантка, едва не захлестывая Джона волнами смущения, надежды, симпатии и влечения. Тут и гадать не приходилось – Ромасанта сразил ее наповал. Широко улыбаясь, девушка демонстрировала недавно отбеленные ровные зубки, а расчетливо расстегнутый ворот форменной блузки в те моменты, когда ее владелица наклонялась, яко бы приглядываясь к пунктам меню, открывал заманчивый вид на далеко идущие перспективы совместного вечера. Впрочем, бармена, похоже, больше интересовали десерты, чем женщина на ближайшую ночь. Джон сомневался, что, окажись он на месте блондина, проявил бы такую же стойкость. У следователя уже с полгода не находилось времени даже на то, чтобы вызвать себе эскорт на дом, не говоря о уж полноценных отношениях.
От размышлений о последнем сексуальном опыте почти годовой давности, Джона отвлек громкий смешок официантки. Похоже, ее развеселили слова Ромасанты. Тот водил пальцем по глянцевым страницам, пестревшим изображениями сладостей, и комментировал описания. Девушка кокетливо хлопала ресницами и хихикала. Внезапно, она отстранилась, обернувшись на оклик с кухни, и свет лампы вырвал из тени кисть руки бармена. Вилсон замер, боясь моргнуть. Откуда у этого парня такие характерные мозоли на пальцах?! Конечно, затертые и не раз «снятые» - судя по ногтям, маникюр блондин делал регулярно, - но все же достаточно глубокие, чтобы Джон заметил. Одна на сгибе указательного пальца, другая на перемычке между указательным и большим – метки стрелка. Подозрение, которое Вилсон с таким трудом успокоил, разгорелось с новой силой. Точно в угасающий костер плеснули керосина. Числилось ли за Ромасантой оружие? Получал ли он военную подготовку? Имел ли членство в охотничьем клубе? Настроение следователя, до того пребывавшее в совершенном минусе, резко поползло вверх. Нет, он не параноик. С хозяином Fighter, действительно, что-то нечисто!
На краю сознание мелькнула неприятная мысль, а не помешался ли он на этом красавчике исключительно по причине отсутствия личной жизни и неумения строить продолжительные отношения иначе, чем по модели «охотник-жертва», но Джон благополучно выбросил ее из головы, как несущественную.
Официантка, наконец, приняла заказ Ромасанты и убежала на кухню, а владелец Fighter начал рассказывать про Хадсона.
- Адрес – это очень хорошо, - одобрительно кивнул Джон. – У Хадсона нет постоянной регистрации, а на месте последней временной его не видели больше пяти месяцев. Можно, конечно, отслеживать банковские транзакции и пытаться ловить его у пунктов продажи сыворотки, но это потребует гораздо больше времени, чем мне бы хотелось.
Появившиеся на столе тарелки ознаменовали перерыв в общении на плотный завтрак.
Вилсон как раз успел расправиться с половиной омлета с беконом, когда телефон сообщил о доставке электронного письма. Сообщение оказалось от Лин и содержало перечень лиц, посещавших Мальто в тюрьме.
- Любопытно, - протянул Джон, просматривая список на экране мобильного. - Не знаю, что там было между нашим заключенным и Хадсоном, но первый год вампир своего донора навещал исправно. При любой возможности. А вот с сентября 2350 г. не появлялся ни разу.

Отредактировано John Willson (2016-03-25 20:51:55)

0

33

Джереми наслаждался вкусной едой и старательно игнорировал всякое вмешательство в его эмоциональное поле. Утро, тяжёлая ночь, а тут ещё миловидные официантки с синдромом золушки и следователи, которые подозревают его чёрт знает в чём. Хотя, на самом деле, было интересно, в чём именно. Но читать мысли Джереми не умел, зато паранойю мог не то что почувствовать, мог даже унюхать. Мгновенно уловив изменение в настроение Джона, Джереми перебирал возможные варианты. Сперва он был мрачен и задумчив, по лицу была видна работа мысли. Потом было видно, что мысль эта пришла к неутешительному разочаровывающему результату, как вдруг… Было похоже, как сам бы Джер взял след оленя в ночном лесу. Что-то в поведении Ромасанты смутило прокурора и вернуло на след кровавой охоты. Но, чёрт возьми, это не испортит настроения самому Джереми!
Очень быстро расправившись с тем, что здесь называлось большой завтрак, а на деле было просто яичницей с тостами, грибочками и беконом, Джер отвалился в кресле в ожидании второй порции.
- Вы правда думаете, что Мальто кормил этого парня? - подал он наконец голос.
- Хотя с другой стороны, - продолжил свои рассуждения Джереми, - быстрее рухнешь в обморок, быстрее сойдёт на нет эмоциональный приход. Возможно, он и правда стал пользоваться таким неординарным способом.
Ромасанта не интересовался личной жизнью Диего, это было полностью не его дело, но, казалось бы, если был постоянный вампир, то стоило бы такое озвучить. Или Мальто отказался от его услуг потом, когда заботу о нём на себя взял волк, а обучение Ник? А сам Хадсон как реагировал на новые способности Мальто? Было много вопросов и разобраться в них, конечно же, хотелось.
- Предлагаю, как только я прикончу свою вторую порцию и десерт, выдвинуться по адресу, думаю, застанем Хадсона спящим, как младенчика, - Джереми предвкушающее потёр руки, когда принесли второе блюдо: творог с зеленью и варёным яйцом.
После той порции энергии, что парень, несомненно, получил от его жизнерадостной сотрудницы, вампир должен пребывать в благодушном настроении и отсыпаться после бурной ночи в Fighter.
Официантка вновь мило улыбнулась волку, тот наградил её лучшей из своих улыбок, из-за чего ненадолго впала в ступор, затем зарделась смущённым румянцем и скрылась на кухне. Джеремая проводил её смеющимся взглядом и вновь вернулся к Вилсону.

0

34

- Вы, правда, думаете, что Мальто кормил этого парня? - поинтересовался Ромасанта, приступая ко второй порции завтрака.
Вилсон усмехнулся про себя, наблюдая за тем, как владелец Fighter шустро орудовал ножом и вилкой. Какое, однако, энергозатратное дело – вести бухгалтерию.
- Возможно, не кормил, но был кормом. Ментальным вампирам, в отличие от сказочных упырей, приглашение не нужно.
Джон, наконец, закончил с омлетом и перешел к круассану с кофе. Карамельно-мускатное облако из хрустящего теста с ароматом корицы просто таяло на языке. Выпечка в кафе всегда была отменной.
- Предлагаю, как только я прикончу свою вторую порцию и десерт, выдвинуться по адресу.., - предложил Ромасанта.
Следователь согласно кивнул, смахивая салфеткой крошки с ворота пиджака. До телефонного разговора с Мальто оставалось около полутора часов – вполне достаточно, чтобы допросить сонного вампира. 
- Я заплачу, - Вилсон перехватил руку бармена, потянувшуюся к книжечке со счетом. -  Нам компенсируют затраты на встречи с осведомителями. Да и цена – мелочь.
Видимо, наблюдавшим со стороны официанткам этот жест показался двусмысленным, потому что, пока они с блондином толкались у вешалки, одна из девушек, собиравшая посуду с соседнего столика, как бы невзначай тронула Вилсона за рукав и дернула головой вверх. Джон недоуменно нахмурился. Девушка округлила глаза и закатила их к потолку. Следователь проследил за направлением ее взгляда и обнаружил, что они с Ромасантой стояли точно под пучком омелы, болтавшемся под лампой на нитке мишуры.
Джон на секунду стушевался, а потом отчаянно замотал головой, отрицая, кажется, даже саму возможность подобного между ним и блондином. Девушка недоуменно пожала плечами и вернулась к тарелкам и салфеткам.
- Я рассчитываю на ваши навыки вождения, - бросил Вилсон, уже садясь в салон зеленой "мазды". – Мне бы не хотелось опаздывать в офис. Еле уговорил администрацию дать Мальто лишний телефонный звонок.

Отредактировано John Willson (2016-06-23 08:16:34)

0

35

Джереми, пожал плечами, когда Вилсон забрал счёт, а когда услышал про халявный обед, то вообще перестал о чём либо беспокоиться. Не такое уж и плохое было это сотрудничество. Накормили, к интересному делу подключили, хорошее разнообразие для волчьих будней. Может и поохотится удастся. Главное что бы сам следователь был подальше в это время разумеется.
На выходе их поймала официантка и указала Вислону куда-то наверх, Джереми тоже задрал голову и увидел омелу. Скрестив руки на груди, он внимательно наблюдал за Джоном. Тот настолько быстро замотал головой, что Джереми всерьёз задумался, как бы тот не улетел. Вдоволь насладившись смущением своего нанимателя, который пулей вылетел из кафе, Джереми подмигнул девушке и оставил визитку бара. Авось и заглянет приятно провести вечер, а уж сам Ромасанта постарается.
- Я рассчитываю на ваши навыки вождения
- Доставлю в лучшем виде, - двигатель покорно взрыкнул, когда мужчина надавил на педаль газа.
- Давайте сперва я попробую поговорить, меня он не знать не может, авось это поспособствует.
На радио на этот раз было нечто более приличное, на самом деле наблюдая в прошлый раз за Вилсоном, Джеремая сменил радиостанцию на нечто более приемлемое, где помимо старых баллад исполняли и современную музыку ,  и рок, и фолк. Ехать было не очень далеко. Джереми знал это место. Небольшой общий дом, что-то вроде коммунны хиппарей. Большая Мама готовила на всех, удовлетворяя тем самым нерастраченный материнский инстинкт, а её детки, в основном травяные нарики и изгои, которые в общем не опасны для общества, помогали ей чем могли.
В общем и целом, не самое плохое место, и таких вот мамочек Джереми уважал. Квартира Большой Мамы занимала этаж в пятиэтажке. Это был квартал невысоких домиков с общими балконами, верёвками, перекинутыми с одного дома на другой, на которых сушилось бельё в хорошую погоду и вообще, видимо когда-то район был попыткой воссоздать небольшой итальянский квартал. Ну, что-то общее было.
Припарковавшись и пригрозив кулаком, впрочем беззлобно, стайке детишек, которые тут же скрылись за углом лома, Джереми щёлкнул сигнализацией и подошёл к домофону.
- Да, - послышался довольно басовитый, но всё же женский голос.
- Открывай Большая Мама, Ромасанта пришёл, - пропел волк.
Дверь щёлкнула.
- Прошу вас, нам на пятый. Лучше не щеголять здесь значком, в коммунах этого не любят.
Лифта не было, так что пришлось поработать ножками. Покуда они шли, можно было и поговорить.
- Есть определённые привилегии, если ты владелец одного из самых известных баров в Гетто
- Да уж, двери всего Гетто будут пред тобой открыты, – послышался голос сверху.
Перед мужчинами предстала довольно больших размеров женщина, полностью оправдывающая своё имя. Явно европейка, она была в тапочках на босу ногу, в цветастом свободном платье и переднике и курила вишнёвые сигареты. Волосы были коротко, по военному сотрижены. Довольно странный контраст?
- Это теперь так модно? - совершенно невежливо указала Джереми пальцем на её причёску.
- Это от блох, - коротко прокомментировала она, - чего надо то?
- Хадсон, только поговорить, ничего с твоим подопечным не случиться, - совершенно серьёзно ответил волк, глядя прямо в глаза.
- Ищейка? – она мотнула головой в сторону Вилсона.
- Да, - откровенно ответил Джереми.
- Под твою ответственность, ославлю на всю деревню… - она выпустила в мужчину струю терпкого дыма, - В конце коридора.
- Естественно, - хмыкнул волк и мотнул Вилсону головой в приглашающем жесте.
Пока Ромасанта и Вислон шли по коридору, на них из-за других дверей выглядывали заинтересованные лица, но потом быстро скрывались. Кто-то узнавал Хозяина Fighter, но видя с ним рядом чужого, быстро скрывался в недрах. Дойдя до последней двери, мужчина постучал. Стучал он довольно настойчиво. В конце концов дверь открыли.
- Привет, можно поговорить? - с места в карьер прыгнул Джереми.
- Я знаю вас, - хриплым со сна голосом отозвался вампир, - О чём?
- О Диего
Некоторое время  Питер сомневался, оглядел Вилсона, что-то прикинул в уме, и в конце концов открыл двери
- Спасибо приятель, мы не надолго, - Джер по свойски расположился в комнате. Снял пальто, бросил на диван, сам взял стул, одним ловким движением развернул его и оседлал на манер лошади.
- Вот этот хороший человек считает, что может освободить Диего из тюрьмы, - он пальцем указал на следователя, - но ему нужно поговорить с тобой. Расскажешь?
Питер подошёл к окну, на широких подоконниках стояла кофеварка. Где-то найдя наименее грязную кружку, он зарядил для себя чашку американо. Взглядом спросил Джереми, тот согласился, спросил Вилсона, протягивая ему кружку, в которой ровным слоем по всей поверхности был кофейный налёт. Вернулся к кровати.
- Мы с Диего давно дружим… Или дружили. Ещё когда нам было 12 лет, уже тогда он понял, что сильно не такой как все, а я и подавно был не такой. Его били, а я мог их исчерпать. А он… Ну он так сильно переживал, столько выделял в окружающий мир, что его нельзя было не полюбить… Не, ненене, не подумайте ничего такого – быстро закрутил он головой, - тут другая любовь, ну может как к брату. Но потом… Потом он нашёл вас и стало по другому… Его перестало хватать на меня, он как будто загнал часть себя глубоко внутрь. Только и оставалось облегчать его боль, когда это что-то вырывалось вновь наружу.
Ромасанта хорошо знал этот приём. Точно почерк Ника.

+1

36

Хадсон выбрал себе довольно своеобразное место проживания. Судя по отчетам из пунктов выдачи сыворотки, с деньгами у парня было неплохо. Значит, пятиэтажный пансион для хиппи энерговампир предпочел нормальной квартире из соображений регулярной подпитки эмоциями поклонников «кислоты».
Ромасанта любезно взял на себя роль поводыря по задворкам гетто, так что пользоваться разрушительной силой жетона Прокуратуры не пришлось. Вилсону оставалось только оглядываться по сторонам, оставаясь готовым в любой момент схватиться за оружие и стараясь ничем не выдавать свою брезгливость. Слишком много людей, чтобы помещение могло оставаться чистым. И слишком много запахов – едкие духи, крепкий кофе, чьи-то давно не стиранные носки и характерная сладковатая вонь «травки». Джон ловко прикрыл все лишние эмоции ментальным щитом и, подавляя желание поморщиться, заставил себя вполне дружелюбно улыбнуться Большой маме - держательнице заведения. Но, похоже, улыбка вышла слишком дружелюбной. Указывая на нужную комнату, женщина фыркнула и демонстративно застегнула ворот платья, словно возмутившись вниманием следователя к содержимому ее декольте.
Появление в общежитии человека явно не штатской выправки вызвало среди ее обитателей нешуточное беспокойство. Волнение собрания маргиналов и отщепенцев сдерживало лишь присутствие рядом с чужаком «своего», светловолосого хозяина Fighter. Наблюдая эту картину, Джон в который раз похвалил себя за грамотное использование контактов. Ромасанта оказался очень полезным информатором.
Хадсон, довольно помятый и еще не до конца проснувшийся, далеко не сразу сообразил, кто и о чем хотел бы с ним поговорить. Но когда разобрался в сути дела, то рассказал довольно много интересного. Вилсон слушал, присев на подлокотник дивана, как обычно включив диктофон. От кофе в видавшей лучшие дни кружке он благоразумно отказался.
- Апрель сорок седьмого. Ночь третьего убийства. Вы видели, как Мальто выходил с жертвой?
- Да, - кивнул вампир, после долгой паузы, - они выходили. Диего и девушка, такая светленькая. Но он вернулся минут через двадцать. Через задний ход. Грустный. Он ей не понравился, она ждала другого. А где-то через час Диего стало очень плохо. Очень больно.
Джон понимающе кивнул – парень не врал. Описанная «ломка» Мальто по времени идеально совпал с предположительным моментом смерти третьей жертвы. Затащить бы Хадсона на телепатическую экспертизу, и дело, считай, выиграно, но ведь тот не пойдет. Вилсон хорошо понимал, глядя на жесткую линию губ, опустившиеся веки, нездоровый цвет кожи вампира – никто не получает деньги в гетто за «спасибо». А два телепата-«восьмерки» могут из любого неподготовленного человека вытащить столько дряни, что после дачи показаний свидетеля самого отправят на скамью подсудимых. И дряни в жизни Хадсона хватало.
- А в феврале? У Мальто должен был быть еще один такой же приступ.
Хадсон кивнул.
- Там была другая девушка. Она искала наркотики. Могла общаться с Мальто…
Вампир покачал головой и развел руками:
- Да в Fighter каждый день кто-то что-то ищет. Кому у вену, кому в ноздрю…
- И не говори, - деловито прогудели за спиной Джона.
Следователь обернулся, и увидел в дверях огромного бритоголового негра в полосатых «бермудах» и резиновых тапочках на босу ногу.
- Питер, братишка, одолжи сигаретку. А то моя старуха что-то совсем плоха сегодня. До магазина за куревом не добежать – боюсь одну оставить. Может, и пожевать есть чего?
Темнокожий гигант еще не успел закончить последнюю фразу, как между его ногами по полу просочилась – иначе не сказать – тощая, похожая больше на мумию, чем на живого человека, пожилая негритянка, завернутая в простыню на манер римской тоги.
С кошачьей грацией женщина прыжком пересекла комнату и ухватила Ромасанту за плечо.
- Ты! – зашипела она беззубым ртом. – Я знаю, кто ты и что ты ищешь!

Отредактировано John Willson (2016-07-26 19:06:11)

0

37

Пока Хадсон отвечал на вопросы Вилсона, Джереми получил полную свободу  на изучение самого следователя. Мужчина явно был тот ещё чистюля и не привык, в отличие от патрульных копов ковыряться в грязном белье. Причём почти в прямом смысле слова. Вилсон сидел напряжённо, как будто проглотил шпагу, собрав в себя руки-ноги и стараясь ни к чему не прикоснуться.
Джереми хмыкнул и отхлебнул кофе из старой чашки. Кофе имел насыщенный вкус, видимо из-за того, что чашку давно не мыли и слои наслаивались друг на друга. Принимать участия в беседе не было нужды. Хадсон разговорился,  непоколебимый авторитеть хозяина Fighter работал на ура, так что можно было не переживать на сей счёт. Волк слушал в пол уха и осматривал помещение. Разброд и шатание, множество различных запахов, огромное количество различных эмоций. Джереми прикрыл глаза, прислушиваясь и собирая букет. Может быть Вилсону, который сейчас походил на очень плотный глухой кокон было противно, но самому Ромасанте было интересно.
Кто-то тихо страдал в уголочке, оплакивая свою молодую, естественно несчастную любовь. А вот кто-то нахдился под воздействием травянного дурмана и видел, судя по всему, радугу во всю комнату. Где-то просто и незатейливо занимались сексом, удовлетворяя потребность в физическом и эмоциональном контакте. Джереми улыбнулся, всё-таки хипповский притон отличное место для энергетического вампира.
Но не успел он прощупать жильё дальше, как дверь распахнулась и на пороге показался чернокожий мужчина, явно в состоянии похмелья. Впрочем, он неплохо справлялся. Джереми хотел было протянуть ему свои сигареты, как по кошачьему быстро по полу проскользнуло нечто и вцепилось в его плечо.
- Я знаю, кто ты и что ты ищешь!
Джереми несколько раз удивлённо моргнул, изучая лицо пожилой леди, а затем улыбнулся одной из своих самых ослепительных улыбок, специально для таких вот пожилых дамочек
- Мама! – спохватился верзила
Но Джереми ловко встал со стула, одновременно поднимая сухую старушку на руки.
- Прекрасная леди! И что же вы поведаете мне? – Джереми как можно бережнее и аккуратнее закружил её по комнате, преодолевая расстояние до дивана, где и опустился, усадив старушку себе на колени
Леди несколько раз хихикнула, вцепившись в шею волка:
- Ты! Архангел! Ведьмак из рода Волка!!! Ты рыскаешь по трущобам в поисках злых сил, но ты сам привёл к нам чёрного рыцаря! – пожилая леди обличительно тыкнула пальцем в сторону следователя.
- Что ищет Чёрный Рыцарь в землях свободы? – проскрипела он и злобно зыркнула!
- Простите её, она перечитала исторических романов – пробасил бритоголовый. Ромасанта дал знак рукой молчать.
- О прекрасная леди, ваша мудрость и наблюдательность столь же велики как и ваша внутренняя красота. Чёрный Рыцарь пришёл в ваши земли, что бы изобличить злого короля, который обвинил невиновного. Мы знаем, что в этом доме живёт друг незаконно обвинённого.
- О, великие силы!, - возопила старушка, - Кто? Кто тот несчастный?! Я слышу тебя, и он слышал. Я права? Этот молодой человек, что таил в себе великие силы разума и страдал от них, страдал ибо слышал!!!
- Вы тут о Мальто что ли? – почесал затылок негр
- Люблю свою Богиню Удачи – хмыкнул Джереми, прижимая старушку и укладывая её голову себе на плечо, давая возможность включиться Джону в беседу.

Отредактировано Jeremiah Romasanta (2016-04-11 21:19:09)

0

38

Джон вздохнул и поднялся с дивана, мельком проверяя, не осталось ли пятен на брюках и пальто. Откровенно говоря, он надеялся, что визит к Хадсону окажется более продуктивным. Но все, что дала встреча с вампиром – это подтверждение факта невиновности Мальто, которое нельзя было предъявить в суде.
- Сожалею, что побеспокоил, - обратился он к Питеру, - полагаю, нам пора. Всего наилучшего.
- Вы извините, если помешал, - пробасил негр, бережно придерживая свою полоумную мать за плечи, пресекая любые попытки той дотянуться до следователя и Ромасанты. – У нее сегодня день плохой. Да и недосмотрел я, утром дал слишком много «смолы». Ей со «смолой» полегче. Не тупо слушает всех подряд, а как-то… Сама думает, что ли.
- Медицинская марихуана? – машинально уточнил Джон.
- Что-то вроде того, - усмехнулся негр. – Вы не волнуйтесь, мистер
- Вилсон.
- Мистер Вилсон, вы не волнуйтесь, все легально, - замахал руками негр
- Да тут каждый второй что-то выращивает или бодяжит из аптечного суррогата, - фыркнул Хадсон. – Как будто пример Пустого их ничему не научил.
- Ну, так то Пустой, - перебил его темнокожий сосед – Я ж не собираюсь «новые горизонты» раскрывать. Лишь бы старуха не несла бред…
Негритянка тем временем напевала себя под нос какую-то песенку про веселую пчелку, никак не сумевшую найти себе подходящий цветок и от того поселившуюся в носовом платке художника. При этом она крутилась в дверном проеме, не давай прокурору возможности покинуть помещение.
- Пустой был психом. Хорошо, что съехал. Жуткой он стал, особенно, после того раза, - негр передернул плечами. - Смотришь в глаза и, бр-р-р, аж дрожью пробирало.
- Извините, миссис, но нам пора, - пытался обойти невменяемую женщину Джон.
- Глупый Черный рыцарь. Ты всегда уходишь, когда начинается самое интересное, - смеялась та, скаля желтые зубы, то и дела перескакивая с ноги на ногу, чтобы преградить прокурору дорогу.
- У него ж еще и зрачок сужаться перестал, так и остался здоровенный, - продолжал ее сын. - Как вспомню, так вздрогну. Будто на тот свет через его зенки смотрел. Так он же еще и ходил потом, точно робот. Будто вообще ничего не чувствовал.
«Вообще ничего не чувствовал»… «У него не было чувств»…
Вилсон дернулся, словно его полоснули ножом:
- А что принимал Пустой?
- Никто не знает, - пожал тощими плечами Мальто. – Вроде бы что-то растительное. Может с синтетикой мешал. Он разводил еще всяких жуков, что-то из них готовил, какую-то вытяжку.
- И давно он съехал?
- Да года три назад где-то, - протянул чернокожий сосед вампира. – Вы лучше у Мамы спросите. Этого типа она должна была запомнить .

Вилсон так и не понял, как они выбрались из квартиры. Кажется, негритянка что-то сказала ему в последний момент, но следователь не расслышал или не захотел услышать. Наверное, Ромасанта разобрал, он стоял рядом. В черту, это все было не важно! В мозгу Джона билась мысль, красными линиями гипотез очерчивая схему преступления. Пустой экспериментировал с наркотиками, вероятно, добился некоего впечатляющего эффекта, после чего любые стимуляторы, в том числе те, что в обычных условиях вызывали у мозга эмоциональные реакции, перестали действовать. Поняв, что привычные аттракторы больше не работают, он… Начал убивать? Или стал пробовать свое изобретение на других людях, чтобы понять, как оно работает? Или принялся искать еще более мощное средство, чтобы вернуть свои чувства, но побоялся испытывать находку на себе?
У Мамы осталось очень мало данных о прежнем постояльце. Вилсон судорожно прикидывал, какого уровня ему потребуется запрос, чтобы получить время аналитиков в канун Сочельника.
- Я вам должен, мистер Ромасанта. Конечно, пока это всего лишь предположение, но звучит очень многообещающе. Если Пустой - это субъект, с меня обед. В любом заведении города на ваш выбор.

Отредактировано John Willson (2016-07-26 20:35:13)

0

39

Следователь полностью погрузился в себя, явно размышляя над делом. Джереми поторопился было за ним, дабы проследить, что бы тот не свалился с лестницы, как в этот момент старая негритянка схватила его за рукав: «Следи за ним, Архангел! Ему ещё может потребоваться помощь Зверя».
Джереми мягко, но настойчиво отцепил от себя паучью лапу и, бросив всем на прощанье: «Бокал пива за мой счёт!», поторопился за нанимателем. Вилсон о чём-то допрашивал Большую Маму, а та явно выражала своё неодобрение, отвечая коротко и односложно. Вероятнее всего и правда ничего не знала, но следователь, как представитель закона, был здесь персоной нежеланной и ей очень сильно хотелось спустить того с лестницы. Джереми поспешил поблагодарить Маму и, посулив примерно те же блага, что и жителям коммуны, выпроводил прокурорскую ищейку во двор. Вслед ему доносилось недовольное бурчание женщины.
- Если Пустой - это субъект, с меня обед. В любом заведении города на ваш выбор.
Джереми закурил. Идея о возможном эмпате телепате, который ни черта не ощущает ему не нравилась. У них итак мозги часто набекрень, а тут вообще не знаешь чего ждать. В голове роились мысли одна тяжелее другой. Но Пустой был опасен.
- Выжить бы после встречи с таким… - невпопад заметил волк. Его нутро опасалось существа не способного чувствовать чисто на инстинктивном уровне.
- Извините, это я так, насмотрелся – тряхнул он головой и вернул на лицо доброжелательную улыбку, - Договорились.
Ромасанта протянул руку, пришло время прощаться, это было понятно. Тем более, что надо было бы кое-кому позвонить. А Вилсон и сам доберёться, как и в прошлый раз.
- Звоните, когда потребуется моя помощь.
Пиликнула сигнализация и Джер, уютно устроившись на водительском месте, отправился домой.  Завернув за угол, когда его не было уже видно, Ромасанта нажал кнопку быстрого набора. Интересный получался подбор: на 2 кнопке Макс – полиция, на 3 кнопке Гоббс – в сущности приступность. Звонить пришлось долго, пока сонный голос на том конце не пробурчал что-то слабо внятное.
- Голова болит? – участливо поинтересовался волк.
- Вашими молитвами, начальство заставило отпахать две смены плюс Мальто. У него мозги спеклись давно, а как меня увидел, так чуть не разрыдался.
- Ну-ну, толи ещё будет, - нехорошим тоном предупредил Джер.
- Чо надо?! – грубо поинтересовался Ник.
- Полное сканирование.
- Ты ебанулся?! – у парня даже голос прорезался.
- Маньяка ловим же, Мальто отпустим, тебе на том свете зачтётся, - заискивающе ответил Джереми, был бы в волчьей шкуре, хвостом бы повилял.
- Ты меня в могилу сведёшь! – Джер мог бы поклясться, что парень закатил глаза, - Жду тебя через…. пять часов, по ночи поедем.
- Добро, - волк дал отбой.
До встречи с Ником, Джереми провёл время в баре. Поел, поговорил с гостями заведения, совершил несколько полезных делу и не только звонков и всячески настраивал себя на ночную работу. Перед выходом сунул нос в сейф и захватил пару доз сыворотки, которую производили специально по его заказу: чистую, сильную, без привыкания. Ему не хотелось встречаться с Пересмешником… «Интересно, а кто сильнее?..» вздрогнув от этой мысли, Джер отправился на встречу.
Николас, как всегда весь в чёрном, сел в машину и злобно зыркнул на «крёстного».
- Есть хотя бы примерные идеи в каком районе искать?
Ромасанта отрицательно покачал головой.
- Ебать тебя старыми костылями! Ладно, что ищем? – Ник безвольно опустил голову на грудь, сокрушаясь о своей тяжкой доли.
- Они называли его Пустой. Толи эмпат, толи что покруче. Типа тебя… - Ник не прокомментировал, - Химик. Что-то сделал с сывороткой, что предположительно лишило его чувств.
Ник заинтересовано поднял взгляд, затем фокус внимания рассеялся, похоже тот попытался представить себе какого это, слышать, но не переживать, не проживать, не сочувствовать
- Не надо… - тихо оборвал его Джер.
- Поехали, - Ник вздохнул, закрыл глаза и сосредоточил всё своё внимание на окружающем мире, сканируя, прочёсывая и выпадая из реальности машины в реальность города, сливаясь с ним, с каждым отдельным его блоком и человечком. Джереми лишь покрепче прижал к себе свои щиты, что бы не мешать.

0

40

Джон едва не опоздал на беседу с Мальто. Впрочем, она оказалась практически бесполезной: да, заключенный знал Хадсона; да, вампир приходил в бар, пару раз пытался с ним заговорит; нет, они не друзья. Хотя, судя по тому, как отчаянно парень в оранжевой робе замахал руками и затряс головой, едва не скрежеща зубами, стоило Вилсону завести речь о природе их взаимоотношений с энерговампиром, совсем чужим бывший товарищ по группе терапии ему не был. Подростки из гетто быстро учатся, что доброта случайных знакомых никогда не бывает бескорыстной. В случае с энерговапиром форма расплаты за дружбу выглядела более чем естественно, даже безобидно. Но, когда ты слышишь чужие мысли даже раньше, чем сам носитель их осознает… Черт его знает, что раскопал Мальто в голове любителя пожевать чужие эмоции.
Будь Диего был чуть сговорчивее, и не оттолкни он приятеля в свое время, быть может, тот и согласился бы свидетельствовать в его защиту. Без показаний Хадсона вытащить мальчишку будет очень трудно. Если только Лин не найдет физиономию вампира на видео из Fighter - тогда на допрос его можно будет вызвать принудительно. Ни один судья в трезвом уме не допустит пересмотра дела об убийстве на основании косвенных улик в отсутствии подозреваемого. Так что, хотел Вилсон того или нет, ему придется искать таинственного «Пустого».

Часы показывали семь вечера. Джон отправил в мусорное ведро девятый одноразовый стаканчик из-под кофе и упаковку с крошками от сандвича. Следовало отпустить стажерок не позднее половины восьмого, все же рождественская неделя, и девчонки, в отличие от него самого, не спорили ни с кем на сроки закрытия дела.
За шесть часов поиска по всем доступным Прокуратуре ресурсам они собрали до смешного мало информации. Зафиксированный случай госпитализации около пять с половиной лет назад после отравления неизвестным токсином в муниципальном госпитале гетто. Идентификатор на имя Лиона Кортеса, как оказалось, поддельный. На основании описаний, данных медсестрами, и кратких выдержек из отчетов, удалось составить приблизительный портрет подозреваемого. Который по истечении пяти с лишним лет при наличии доступа к дешевой пластической хирургии был совершенно бесполезен. Пробы ДНК «Пустого» и записи камер видеонаблюдения, конечно же, не сохранились.
Единственной нитью, за которую удалось хоть как-то зацепиться, оказалась кредитная история «Кортеса». На его имя через интернет-магазин с оплатой по пластиковой карте был приобретен приличных размеров инсектарий - аквариум для содержания насекомых. Джон подозревал, что это увлечение начинающего наркомана имело отношение к неизвестному токсину, который и убил его нервную систему. Не может быть, чтобы после пережитого тот бросил своих питомцев, а, значит, должен был остаться след – жалобы соседей на "тараканов", ограниченный выбор жилья и, конечно, редкие переезды.
- Джон, - в дверном проеме возникла Лин, бледная, с покрасневшими от долгого чтения глазами, - кажется, я что-то нашла…
Девушка положила на стол прокурора несколько распечатку и ткнула пальцем в самый низ верхнего листа.
- Я попросила аналитический отдел провести анализ активности Кортеса в сети и банковской сфере на поиск значимых паттернов. Кажется, мы нашли его вторую личность. Герберт Майлз. Еще один поддельный идентификатор.
- А парень жил на широкую ногу, - хмыкнул Вилсон. – Надо иметь доход, как минимум, в восемьдесят тысяч кредитов в год, чтобы купить два идентификатора. Поступления на счета Майлза и Кортеса проверили? Есть общие потоки?
- Да, собственно, так мы Майлза и нашли. И он, и Кортес получали регулярные переводы со счета некого Шина Ли Юнга. Это реально существующий… Существовавший человек. Гражданский Рожденный. Найден мертвым в своей квартире незадолго до ареста Мальто. Официальная версия – передозировка наркотиков.
- Черт подери, да этот Майлз-Кортес просто профессионал, - Вилсон хрустнул костяшками. – Заставил подставное лицо открыт для него счет, а потом убрал его, когда счет стал не нужен. Как же найти этого ублюдка? Стоп. А почему ему, собственно, перестал быть нужным счет? Когда Ли Юнг последний раз обращался в банк?
- Двадцать второго апреля сорок седьмого, - ответила девушка, покопавшись в бумагах. – Перевел все деньги, более ста двадцати тысяч, на анонимные карты на предъявителя по десять тысяч каждая. Карты никто не использовал. Но мы оба хорошо знаем, что их может взломать даже школьник.
- Двадцать второго апреля сорок седьмого следствие было в самом разгаре, - задумчиво протянул Джон. – Либо совпадение, либо этот умник запаниковал, убрал помощника, и решил «залечь на дно».
- Субъекту, так или иначе, пришлось бы залечь на дно после убийства Шин Ли Юнга. Тот был, по информации полиции, поставщиком одной крупной группировки в Чайнатауне
- Умница! Значит, они его искали, - щелкнул пальцами Вилсон.
- Кто «они»?
- Мафия. И, поверь мне, эти ребята должны были работать куда тщательнее полиции. Обратись в Восьмой отдел. Мне нужна их агентура в Чайнатауне не позднее, чем через час. И можешь идти домой. Спасибо, Лин.
- "Спасибо" не пахнет так вкусно, как пирожные.

В половине одиннадцатого Вилсон сидел в дешевом гриль-баре «Белый тигр», потягивая тепловатое горькое пиво, в компании желтокожего узкоглазого старика с неприятно острыми глазами, зеленоватыми от регулярного приема «коги», и тонкими, чуткими пальцами профессионального шулера.
- Шин был доверчивым мальчишкой. Хоть и химиком от бога. Ум и житейская мудрость, как говорится, две большие разницы. Боги дали пареньку знание, а не умение им распоряжаться, - шепеляво прошелестел старик, после чего постучал кончиками пальцев по столу. Словно просил следующую карту в покерной раздаче.
Джон вытащил из кармана купюру в пятьдесят кредитов:
- И у него, наверняка, были не очень хорошие друзья. Не из Чайнатауна.
Старик накрыл банкноту ладонью.
- Был один. Чтобы мне не проснуться утром, если я лгу, это он убил Шина. Тоже химик. Рожденный, но косил под инкубаторского. Спрашивал у наших, где можно достать фальшивые ID.
Еще одна купюра, свернутая трубочкой, угнездилась между ловких пальцев пожилого азиата.
- Как его звали?
Старик постучал пальцами по столу.
- Имя, - покачал головой Вилсон. - И я подниму в десять раз, если это будет его настоящее имя, а не очередная личина.
- Эдди Лаунд, - после долгой паузы ответил старик. – Имя настоящее. Но этот выродок пропал, точно сквозь землю провалился. Парни в очередь выстраивались, чтобы за Шина перерезать поганцу глотку, но так и не смогли его найти.
Пятьсот кредитов перекочевали из руки прокурора в ладонь информатора.
- Зная, как, можно достать даже из-под земли, - Вилсон поднялся со своего места и, не прощаясь, направился к выходу из бара.

- Какого…?! – Джон смотрел на монитор и не верил своим глазам.
«Эдди Лаунд. Закрытое досье. Нет доступа», - гласила надпись во весь экран. Что же за день такой: сначала Ромасанта – агент ЧО, теперь этот..?!
Вилсон нехотя защелкал кнопками, раз за разом вбивая цифры уникальных ключей повышенного уровня доступа. Он, черт подери, советник юстиции третьего класса! Но система упрямо твердила одно – «Закрытое досье».
Джон зарылся пальцами в волосы, чувствуя неприятный холодок под ложечкой. Закрытое досье. Спрятанное даже от Прокуратуры. Запуганный психолог, давший ложные показания против Мальто. Сокрытие следов в стиле лучших агентов разведки. Ребята из военного ведомства иногда подбирали таланты с улицы. И этим талантам прощались все их грешки и «милые странности», вроде привычки накачивать девушек наркотиками до полусмерти.
Вилсон достал мобильник и отправил два сообщение. Первое в Седьмой отдел – ему нужно знать, кто именно установил гриф секретности на досье Лаунда. Второе – Ромасанте, с фотографией (хотя, какой от нее прок? военные первым делом меняли своим агентам внешность) и именами того, кого называли «Пустым». Маловероятно, но вдруг хозяину Fighter удастся подергать за ниточки и что-то разузнать.

Отредактировано John Willson (2016-07-26 22:58:18)

0


Вы здесь » THE CITY 24 » Flashback level » Дело о красных точках (ХХ.12.2352 г.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC