http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/60809.css
http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/88636.css

THE CITY 24

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE CITY 24 » Flashback level » Дело о красных точках (ХХ.12.2352 г.)


Дело о красных точках (ХХ.12.2352 г.)

Сообщений 41 страница 46 из 46

1

Участники: Джеремая Ромасанта, Джон Вилсон
Время действия: декабрь 2352 г., за неделю до Рождества   
Место действия: Город 24
Краткое содержание (по желанию): Джону Вилсону возвращают на доследование дело об убийстве пятилетней давности. Возможно, девятнадцатилетний парнишка, которого приговорили к тридцати годам заключения, не должен был оказаться в тюрьме.
Вид эпизода:  Открыт для сотрудников полиции / сотрудников Fighter со стажем работы более 2 лет

Отредактировано John Willson (2016-02-20 13:56:56)

0

41

Парни уже битый час кружили по городу, постепенно сжимая кольцо. Расчёт на то, что преступник будет скрываться где-то на окраинах себя не оправдал. «Помойки» и не пахли никаким Пустым. Спальные районы гетто натолкнули Ника на некоторые мысли, но это был скорее остаточный запах, почти рассеявшийся. Возможно Пустой искал кого-то в районе некоторое время назад. По крайней мере теперь, когда удалось поймать странный, затягивающий в воронку и леденящий кровь след, Нику было проще выискивать его в более насыщенных кварталах. Постепенно они добрались до спальных районов среднего класса. Тут не селились рождённые, точнее законные рождённые без поддельных ID.
- Всё! Тормози!!! – Прокряхтел Ник.
Джереми совладал с собой и не дал по тормозам сразу же, а постепенно перестроился к обочине и включил аварийку.
- Нашёл?! – волк от нетерпения даже слегка подпрыгнул на месте.
- Нет, жрать хочу! Мы битый час катаемся по городу, а всё что я нашёл - это леденящий душу ужас Лавкрафта. Зов Ктулху ей богу.
- Ты откуда такого писателя знаешь? – удивился столь глубоким познаниям своего подопечного Джеремая.
- Так сам же давал почитать. Ещё душу вытряс, мол книга старая, странички разваливаются, смотри не испорть. Короче, накорми меня, а то дальше я отказываюсь работать, – Ник скрестил руки на груди и скорчил уморительную гримасу, которая явно означала, что парень и с места не сдвинется, пока в его руках не окажется хотя бы бутерброд.
Джереми прыснул, но послушно достал смартфон с целью найти ближайшее круглосуточное кафе. На экране мигал конверт, бегущая строка сообщала, что это от Вилсона. Внутри письма находилась фотография подозреваемого и некоторые сведения из биографии. Пожевав губу, Джер показал фотографии Нику, ну а вдруг образ тоже немного поможет.
- Какая отвратительная рожа, - брезгливо отозвался Гоббс. И хотя парень был на самом деле вполне обыкновенный, но эмпат явно не проявлял к нему симпатии и в своём подсознании наградил рогами и вилами.
Отыскав всё же на карте ближайшую забегаловку, Джер двинулся прямиком к ней и уже через пять минут они уютно устроились в маленькой круглосуточной столовке. Турок, слушая какие-то явно народные мотивы, вилял задом в такт и нашинковывал мясо на шаурму. Пристроив Гоббса в углу, Джер заказал две шаурмы, два кофе и четыре пирожка. Возможно, потребуется ещё. Во время поиска желудочный кадавр Николаса был страшнее греха чревоугодия, воплощённого в каком-нибудь человеческом теле.
Заказ принесли минут через десять, и парень с аппетитом вгрызся в увесистый свёрток лаваша. Джереми последовал его примеру.
В уютном молчании под турецкие мотивы прошло несколько минут, как вдруг Ник замер, глаза его остекленели и он выронил ещё не доеденную шаурму на стол. Джер моментально собрался, потянувшись ментальными отростками к Нику, проверяя его душевное состояние насколько возможно. Парень отмахнулся рукой, как будто это бы помогло, но явно дал понять Волку, что всё хорошо, не мешай. Взгляд его был не здесь, и без того тёмные глаза стали угрожающе чёрного цвета. От этого было не по себе, даже если знаешь парня не первый год.
- Он где-то здесь, в этом районе. Вернулся в дом, голоден. Что-то стоит важнее, надо что-то проверить. Джер, это ужасно, это не эмоции, это какие-то тихие тени, инстинкты, без желания. Почти как робот. Я теперь понимаю, зачем ему убивать, возможно, он хоть что-то чувствует тогда, - бормотал тихо Ник.
- Не затягивай, вдруг он тебя услышит. Место точнее дать можешь? – шептал волк, поглядывая на турка. Повар не обращал на них внимания.
- Близко, дома вокруг кафе. Выведи меня, - Гоббс закрыл глаза , что бы не пугать окружающих. Всё равно сейчас они были ему не нужны.
Джереми поднялся со своего места и подал парню руку, тот вцепился в неё как утопающий за соломинку, единственное, что поддерживало его в реальности. Повар на этот раз удивлённо на них посмотрел.
- Давление, бывает, - бросил Джереми и парня это вполне удовлетворило.
Приём был уже отработан. Отведя эмпата подальше от чужих глаз, Джер как бы установил его, а затем раскрутил за руку, как в танце. В какой-то момент Ник вылавливал инстинктивно направление потока эмоций, останавливался и начинал двигаться по потоку. Джереми помогал обходить препятствия.  В конце концов, Гоббс привёл их к кондоминиуму.
- Ближе нельзя, почует, - сказал Ник и сбросил контакт. Постепенно прозревая, он обвёл взглядом то, к чему их привёл его ментальный нос, - Нихера себе!
- Да, хорошо живёт наш Пустой, - Ромасанта тоже был несколько удивлён. Кондоминиум хоть и не был высшего класса, всё равно являлся неплохим и недешёвым жильём.
Джереми настроил камеру смартфона, включил геопоиск и сделал фото с координатами. Их он отправил Вилсону с пометкой «Здесь»
- Пошли, отвезу тебя домой, пока ищейка не проснулась.
- Сперва я доем! – сказал Ник, зевая, чем вызвал ещё один смешок крёстного.
Неплохо поработали решил волк и потащил парня доедать шаурму.

0

42

- Морган, нам нужно поговорить.
Дверь за спиной Вилсона злобно клацнула замком и сама собой заперлась – когда следователь был зол, телекинетические фокусы удавались ему особенно хорошо.
Папка с делом Мальто с грохотом приземлилась на стол начальницы, вызвав у Джона острое ощущение дежа-вю. Словно он вернулся на 5 дней назад, когда материалы по делу несправедливо обвиненного Рожденного только-только увидели свет. Но нет, тогда все было проще. Тогда он еще не ввязался в странную игру, ставки в которой оказались куда выше, чем досрочное освобождение одного мальчишки, потерявшего 5 лет жизни.
- Что ты хотел, Джон? - заместитель Генерального Прокурора нехотя оторвала глаза от экрана компьютера.
- Рина, кто поднял это дело? – спросил Вилсон, глядя начальнице в глаза.
- Не надо врать, что это снова мой отец, - пресек он попытку женщины отмахнуться от вопроса. – Он не стал бы поднимать архивный хлам, который стоил бы ему кресла в Совете или его сыну места в Прокуратуре.
- О чем ты..? – раздраженно нахмурилась та.
- Смотри, - Вилсон откинул обложку, демонстрируя собеседнице свежую распечатку заключения следствия. – А теперь еще раз: кто прислал эту папку?
Глаза негритянки забегали по строчкам. Выражение непонимания и страха на красивом лице с каждым абзацем проступало все явственней.
Главный подозреваемый по делу – Эдди Лаунд. Силами полиции удалось подтвердить его связь с контейнером, где пытали девушек: запись в бухгалтерской ведомости владельца склада, которую раньше не получалось идентифицировать, т.к. у следствия не было зацепок – «Л.К. Наличные». Лион Кортес – одна из фальшивых личностей, которыми Лаунд пользовался, чтобы заметать следы. Также подозревается в убийстве гражданского Рожденного Шин Ли Юнга. По данным экспертизы, азиат скончался от дозы лейтропина в смеси с производными барбитуратов, не совместимой с жизнью. Вещества, найденные в крови покойного, в указанном объеме были приобретены через Сеть на имя Герберта Майлза, второй личности Лаунда. Для оплаты использовалась одна из тех анонимных карт, что незадачливый китаец незадолго до того получил в банке, обналичив свой счет.
Хотя по большей части улики были косвенными, в совокупности их было достаточно, чтобы вызвать Лаунда на допрос. Вот только досье убийцы было отмечено грифом секретности, как если бы преступника привлекли для содействия в правительственном проекте. И разрешение на сокрытие данных выдал ни кто иной, как Фрэнк Рэдклиф, первый помощник Альберто Кадиса, министра Юстиции, члена Красной Розы.
Вся правоохранительная система Города могла оказаться по уши в дерьме, если хоть одна шавка из прессы пронюхает, что с согласия министерства Прокуратура покрывала активного маньяка, отправив за решетку невиновного.
- Так откуда взялось дело? – снова спросил Вилсон, с трудом проталкивая слова по пересохшему горлу.
- Я не знаю, - выдохнула Морган, нахмурив брови. – Его просто прислали. Как это обычно бывает, в министерском конверте, без имен и указаний. С единственной пометкой: «Для передачи на доследование Дж. Вилсону».
- Надо узнать, кто послал запрос, - Джон сложил в папку листы, на которых остались тонкие засечки от ногтей – слишком уж сильно его начальница нервничала. – Только аккуратно.
- А чем будешь заниматься ты? – женщина подняла на него тяжелый взгляд.
- Постараюсь разворошить пчелиный улей без единого укуса, - улыбнулся следователь. - Моя произвольная программа.

Часы показывали два часа после полудня, когда Вилсон в свежем костюме с бумажным стаканчиком кофе в руках вернулся в офис. Беседа с Рэдклифом – престарелым толстяком, способным достаточно долго говорить лишь о  своих внуках и оставшемся в наследство от последней моложавой пассии золотистом ретривере, - развеяла последние сомнения о причастности помощника герцога Кадиса к делу. Если Фрэнк и давал кому-то разрешение на сокрытие информации о деятельности Эдди Лаунда, то документы он подмахнул не глядя. А может, его электронную подпись просто подделали.
Но все это – мишура большой политики, с которой Джону придется разбираться позже. После того, как он посмотрит своими глазами на человека, оказавшегося настолько ценным для правительства, что те простили ему не менее сорока, если верить оценкам психологов, оборванных жизней. Только как устроить такое свидание? Может, вездесущему знатоку гетто с нелегальными каналами повезло больше?

- Мистер Ромасанта? – ответ пришел лишь после третьего гудка. – Прокурор Вилсон. Доброго дня. Хотел поинтересоваться вашими успехами. И поделиться своими. Предпочитаете встретиться в “Fighter” или на нейтральной территории?

0

43

В два часа после полудня, после бессонной ночи Джеремая Ромасанта беспробудно спал и видел сладкие сны. Поэтому на голову звонившего было вылито огромное количество нецензурной брани, когда в сон вклинилась, как гвоздь в голову, пронзительная трель мобильного телефона.
Бодрый голос следователя вызывал зубную боль, в то время как голова волка напоминала ему чугунный котёл: слишком долго на ногах, слишком давно привык к комфорту, не хватает охотничьего адреналина, ведь не он был главным охотником за Пустым, а всё-таки Вилсон.
- Хотел поинтересоваться вашими успехами. И поделиться своими. Предпочитаете встретиться в “Fighter” или на нейтральной территории?
- Всё, что я могу сказать вам о своих успехах, было в письме с фотографией и координатами его предположительного места проживания. Мой информатор предпочёл с ним дела не иметь и только лишь нашёл его дом, - Джеремая глубоко и заразительно зевнул прямо в трубку, - С вашего работодателя крепкий кофе и много сахара! Так что предлагаю ту замечательную кофейню, что недалеко от Прокуратуры, на углу 5, в зарослях вечной зелени, скажем через час.
Джер хитро улыбнулся, зная какой чек обычно выставляет это заведение. Ну а что, надо же было обслуживать эти лианы автоматическим подогревом, что бы баловать посетителей заведения в рождественские праздники кусочком тропического лета.
Получив подтверждение, Ромасанта побрёл приводить себя любимого в божеский вид. Помятая физиономия блондина может быть и вызывала у кого буру неконтролируемого умиления, сам он ничего такого в ней не замечал. Впрочем, лёгкую небритость мужчина оставил. Задумавшись о вечном, а именно о работе, решил, что сегодня могут обойтись и без него. Отросшие волосы вполне стягивались резинкой, тёплые шерстяные брюки и свитер, всё мягкого светло-коричневого цвета, тёплые зимнее мокасины, сверху куртка, носящая индейские мотивы. Ромасанта собирался в лес по возможности и его совершенного не волновало, что о нём подумает Вилсон, ну почти… В любом случае, выглядел он неплохо, просто совершенно по другому. Машину решил не брать, что бы не светить её на окраинах, а добираться старым добрым общественным транспортом. Однако приличное количестве денежных средств распихал по внутренним карманам, если родная Прокуратура таки обвинит его в наглости и откажется платить.
В таком виде он и вступил под сени тропического леса.

Отредактировано Jeremiah Romasanta (2016-09-07 17:55:33)

0

44

- Буду там минут через тридцать, - ответил Вилсон и окончил звонок. Путь до кафе занял бы у следователя минут пять-семь, но прежде он должен был отправить несколько сообщений.
Джон усилием воли заставил себя открыть почтовый клиент: общение с отцом всегда давалось ему тяжело, даже в письменной форме. Но он должен был знать, имел ли герцог Кадис отношение к поднятию дела Диего Мальто со дна архивов.

В кафе было жарко и, на вкус Джона, слишком влажно. Да еще «самый лучший столик», на котором настаивала девушка-метрдотель, располагался в гуще зарослей орхидей и каких-то декоративных кустов. Детектив снял пиджак, ослабил галстук и расстегнул пару пуговиц на воротнике рубашки. В конце концов, Ромасанта не министр Юстиции, дресс-код при встрече с ним соблюдать не обязательно.
Усилиями худощавого нескладного парнишки-официанта перед Вилсоном вскоре появился двойной кофе-эспрессо со льдом и стакан свежевыжатого апельсинового сока. Джон с утра ничего не ел, но кусок не лез ему в горло. А ощущение наброшенной на шею удавки, не оставлявшее его со вчерашнего вечера, только усилилось. Альберто и его команда не имели к «делу о красных точках» никакого отношения. Морган так и не удалось выяснить, кто из министерства прислал запрос на доследование. Ребята из седьмого не собирались рисковать своими рабочими местами, чтобы пробиться через гриф секретности личного дела Лаунда.
Кто-то «копает» под Совет. Очень продуманно, очень умело, располагая всей возможной информацией. Потому из всей Прокуратуры бумаги на Мальто отправили именно к нему, к Джону, - знали, что он не откажется и не закроет глаза на несправедливое обвинение, даже если наткнется на системные препоны, даже если на кону будет стоять интересы его семьи. Вилсон чувствовал себя, точно новичок за покерным столом, который сел играть прозрачными картами с невидимым противником. Что он может сделать в такой ситуации, кроме как опустить руки и сдаться? Есть у него хоть один козырь, способный что-то изменить в этой заведомо проигранной партии?
Колокольчик над входной дверью звякнул. Джон поднял голову и встретился глазами с новым посетителем. Ромасантой. Вот он, единственный козырь. Валет. Средний в раскладе, ни туда, и ни сюда, но если правильно его использовать, тот можно и «убить» старшие карты, и забрать под себя младшие. Джон усмехнулся, он и не знал, что будет так нуждаться в помощи этого парня, когда впервые переступил порог Fighter. Он даже не особо на что-то рассчитывал, когда подписывал постановление об административном взыскании. И хоть Вилсон был уверен, что в один прекрасный день собственноручно отправит блондинчика за решетку, отрицать, что тот был ему нужен, следователь просто не мог.
- Добрый день, мистер Ромасанта, - прокурор поднялся с кресла и протянул владельцу Fighter руку.

0

45

Тропические леса приняли почти зверя в свои объятия как родного. Глубоко вдохнув влажный, пропитанный лесными ароматами, воздух, Джереми обвёл взглядом помещение одного из любимых заведений.
Вилсон обнаружился в зарослях лучшего столика. Вид его был немного растрёпанный, что весьма умилило волка. Доброжелательно улыбаясь, он последовал к столику, знаком дав понять метрдотелю, что увидел своего визави.
Рукопожатие было как всегда крепким. Небрежно кинув свою куртку куда-то в угол, Джер присел в кресло напротив. Расторопный официант уже нёс ему меню.
- Итак, наш с вами общий потенциальный знакомый оказался непростой пташкой? – не отрывая взгляд от ламинированного цветного буклета, прямо задал вопрос Ромасанта, - Почему-то мне кажется, что если бы всё было просто, то он уже бы отвечал на вопросы дознавателей, а вы бы не захотели расщедриться на порцию баснословно дорогого латте с чизкейком .
Тыкнув указательным пальцем в меню, подтверждая выбор официанту, Джер отдал буклет и воззрился на прокурора.
Листва умиротворяла, Джереми позволил себе поглубже усесться в кресло и расслабиться. В конце концов, эмпат там этот прокурор, телепат, или ещё какая неведомая зверушка из инкубатора по заказу богатенького папочки, мысли его были далеки от человеческого: тайных складов, поддельных накладных, закрытых счетах на тёть, мам, братьев и прочих родственников. Сейчас его внимание сосредотачивалось лишь на нескольких вопросах: кофе,  тортик, лес и хруст снега под лапами. Впрочем, для обывателя конечности вполне виделись ногами.
На губах играла еле заметная улыбка. В подтверждение своих слов на периферии зрения появился Друг, который дружелюбно положил голову на колени к Вилсону и заглядывал искоса в его лицо, как бы требуя почесать за ушком. Верный признак того, что этот человек не собирается его убивать в ближайшее время, а это, при вредной профессии самого Ромасанты, было весьма ценным.
Не очень то хотелось о делах, хотелось скорее о камине и обнимашках. Джереми шире расплылся в улыбке, представляя Вилсона в свитере с оленями и гоголь-моголем одной руке и леденцом-тросточкой в другой.

Отредактировано Jeremiah Romasanta (2017-01-23 17:45:55)

0

46

Вилсон жестом указал официанту, чтобы тот суммировал счет в один.
- Мистер Ромасанта, если вам вдруг удалось узнать текущее имя Лаунда или место его проживания, то это будет стоить гораздо дороже чизкейка… Но только не ваших административных часов, - добавил следователь. – Я предпочитаю не смешивать долг перед обществом и личные обязательства. И, вероятно, мои обязательства перед вами возрастут.
Джон опустил на стол сцепленные в замок руки. Ситуация была довольно «скользкой» с точки зрения «неформальных отношений с информаторами», ведь, фактически, он оказывался в долгу у Ромасанты и, если дело выгорит, то и Федерикса, но зато она полностью укладывалась в рамки закона. А это заботило прокурора гораздо сильнее.
- Лаунд в настоящее время находится… под защитой, - начал он, аккуратно подбирая слова. – У меня нет возможности получить к нему доступ официально или же вызвать его на допрос в качестве подозреваемого – мои сотрудники не сумеют документально подтвердить связь между прошлыми личностями Лаунда и его текущим ID, а без этого ни Прокуратура, ни суд не дадут ордера. Но в законодательстве Города 24 есть статья, дающая Четвертому отделу право на обыск помещения или арест гражданина, если имеется подозрение на связь с деятельностью Рожденных. И тут на сцену выходят ваши отношения с полковником Федериксом.
Вилсон поморщился – сам того не желая, он придал фразе какое-то двусмысленное, пошловатое звучание. В конце концов, даже если между владельцев “Fighter” и заместителем Рерро что-то и происходило, делам Прокуратуры это нисколько не мешало.
- Я сам не могу попросить Максимилиана о подобном, - поспешно добавил следователь, стараясь сгладить впечатление от предыдущей реплики. – Во-первых, у нас с ним не слишком "хорошие" отношения еще со времен внутреннего расследования в ЧО в сорок восьмом. Во-вторых, он вряд ли согласится, если к нему обратится действующий прокурор или кто-то от моего имени: сочтет за провокацию или «проверку» со стороны контролирующего органа. Так что, без вашей помощи я не обойдусь.

Отредактировано John Willson (2017-08-28 14:48:31)

0


Вы здесь » THE CITY 24 » Flashback level » Дело о красных точках (ХХ.12.2352 г.)