http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/60809.css
http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/88636.css

THE CITY 24

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE CITY 24 » Competitions application » Клуб анонимных прозаиков


Клуб анонимных прозаиков

Сообщений 81 страница 100 из 136

1

Итак, правила довольно простые:
• Происходит набор участников (от двух до скольки успеют), желающие отмечаются в теме и заносятся в список кандидатов. Спустя несколько дней прием закрывается.
• Главная задача – написать небольшой рассказ (до двух-трех листов в Word) на заданную тему, которая оглашается после закрытия набора. Тема должна включать в себя одно слово, максимум – словосочетание. Вместе с темой даётся срок до двух недель.
• Прием работ производится в ЛС Злому или Саркастичному Ирландцам. Если больше половины участников не укладывается в сроки, то дедлайн продлевается от 3-х до 7-и дней.
• Затем работы выставляются на всеобщее обозрение и производится голосование. Кандидаты тоже могут принимать участие, голосовать за себя не запрещается, но авторство не должно разглашаться. Голосование длится неделю, после чего подводятся итоги и называется победитель.

________________________________________
Круг Первый.
Внезапный поворот (тексты: Клуб анонимных прозаиков)
Ничья. 1й текст - Внезапная Ирландка, 2й текст - Джессика Ламберт.

Круг Второй.
Недетские сказки (текст: Клуб анонимных прозаиков)
Единственно дошедший до дедлайна участник: Кира Рерро.

Круг Третий.
Ночь в городе (тексты: Клуб анонимных прозаиков)
#1 - Дина Дормик
#2 - Кира Рерро
#3 - Влад Ковальски
#4 - Акела Акаму (победитель)

Круг Четвертый.
Любовь (тексты: Клуб анонимных прозаиков)
№1 - Джеремая Ромасанта
№2 - Дина Дормик (победитель)
№3 - Акела Акаму
№4 - Джек Хэй Мао (победитель)

Круг Пятый.
Там, где прячутся чудовища (тексты: Клуб анонимных прозаиков)
№1 - Джессика Ламберт
№2 - Бруно Мальто (победитель)
№3 - Кира Рерро

+1

81

Записались:
Jack H. Mao
Jeremiah Romasanta
Akela Akamu

0

82

Можно рискнуть.

0

83

И я) знаю, что и так кругом всем должна, все будет

0

84

Записались:
Jack H. Mao
Jeremiah Romasanta
Akela Akamu

Rein McClain
Dina Dormick

набор закрыт!

Условия:
Тема: Любовь.
Да-да, тема навеяна всеобщим безумием. И так, вы можете описать любовь как вы ее видите или влюбленного персонажа, опять таки текст может быть связан с городом, а может быть чисто вашей оригинальной фантазией, или вы могли бы использовать известных всем персонажей из других книг/фильмов и прочего. Единственная просьба - без рейтинга)
Рассказы мне в ЛС/скайп/почту/вк.
Срок: до 28 февраля. (т.е. две недели, надеюсь, что всем хватит, если кто-то будет не успевать - сообщите заранее, перенос срока дедлайна возможен)

0

85

Evil Irishman
Я, я не буду успевать, я 27 вернусь только. Перенеси, пожалуйста, на 2-3 дня вперёд дедлайн?

0

86

Akela Akamu
ок. Запамятовал)

Сдача работ: до 10-го марта

так подойдет?

0

87

Evil Irishman
Идеально. Граце

0

88

сдано два текста!
Осталась НЕДЕЛЯ!

0

89

ЙО! РИБЯТ! ОСТАЛСЯ ОДИН ДЕНЬ!

0

90

Прием работ окончен!

0

91

Работы участников. Как всегда. Один человек - один голос. А вот скрывать или нет - это уже ваше дело)
Тема задания:
Любовь

№1
Что такое любовь в новом мире? Это когда ты отстаиваешь многочасовую очередь в очередной кабинет государственного управления, что бы получить разрешение на переезд. Когда твои собственные друзья и коллеги смотрят на тебя, словно ты мусор. Словно и не было всех этих лет, когда ты помогал им, не было совместных праздников. Не было подстраховки на работе и совместных пикников по-соседски.
Унизительная процедура лишения гражданства. Лишение социального статуса. Лишение самой возможности жить здесь и сейчас. Твою карточку разрезают ножницами на твоих глазах. В твою кожу вонзается игла механизма, ставящего чип, имеющий нечто общее с меткой обычного рождённого. Твой идентификационный номер высвечивается красным на экранах социальных служб с пометкой «ЗОНА». Холодный взгляд строгой женщины.  Она ставит последний синий штамп на бумажном носители, и звук  удара могильным гулом отзывается в ушах, бьётся в твоей черепной коробке. Твои родители смотрят на тебя осуждающе, ведь они хорошо воспитали тебя. Законопослушные, даже штрафов за неправильную парковку не имеют. Они теперь не знают, как посмотреть в глаза соседям, ведь их сын почти умер. Умер. Для всего этого города.
В твоих руках пропуск в Зону.
Все дальнейшие процедуры принято проходить уже там. По тем законам и обычаям, что приняты в той конкретной Зоне. Закрытая община, почти полное отсутствие социального общения с центром. Только учёные, военные и медики. Уж кому, как ни тебе это знать.
Она тоже сегодня в этом здании. Тоже получает свой пропуск и стирает себя из системы Города. Она виляет своим густым хвостом, она нервничает. Её мать рыдает ночью в подушку. Из Зоны не возвращаются. Из Зоны не звонят. Только почта.
Они просто исчезнут. Просто потому, что им здесь и сейчас нельзя любить друг друга. Только потому, что он собран на заводе по производству живых людей, а она была собрана в чреве живой женщины. Только потому, что власть борется за чистоту генов.
А он любит её хвост. Он любит этот пушистый мех. Любит, как она дёргает кончиком своего хвоста. Он любит её всю, абсолютно. И взгляд её затравленный. И ухмылку слегка дикую. И длинные крепкие ногти, которые в период страсти могут оставить глубоки следы. И ни на что он её не променяет. Она затмила для него уют, деньги, должность.
Он затмил для неё грант, будущее в крупной фармацевтике и шанс для её будущих детей.
Они выходят из серого здания мрачные и затравленные. Они почти сломлены этими холодными взглядами, этим пренебрежением, этим почти животным ужасом перед их выбором.
Но руки их теплые и тянутся друг к другу. И когда, сперва несмело, словно заново пробуя, сплетаются пальцы, губы трогает улыбка. Они есть друг у друга.
Несколько пар садятся в военный грузовик, который отвезёт их прямиком в одну из ближних Зон Города. Там их оденут, дадут жильё и работу. Там им придётся жить в далёком прошлом . Там им будет очень непривычно. Там будет опасно.
И только завистливые глаза бывших друзей, бывших родителей, бывших знакомых провожают эти пары в неизвестность. Ведь они не побоялись. Ведь они любят. Любят по-настоящему.

№2
Как-то одна не к ночи помянутая дама прожужжала мне все уши о том, как важно найти Любовь. Мне тогда было лет десять - и судя по ее разговорам, она хотела притормозить, а то и предотвратить мое половое созревание. А может, и умственное развитие.
Нет, я не против любви, что вы. Это на самом деле отличная штука, если говорить о реальной жизни, а не искать в ней единственный смысл жизни и решение всех проблем. Вот взять, например, ту даму, что вышла замуж по любви, как и полагается. Я верю, что сначала она жила, как в Раю, но что потом? Скандалы, истерики и прочее битье посуды. Не очень увлекательно, скажу я вам. А все потому, что если тебя охренительно влечет к кому-то и даже если это точно Любовь - это еще не значит, что тебе с ним по пути. Любовь имеет свойство проходить. Сердце перестает изображать вибровызов на мобильнике, помидоры вянут, бабочки дохнут. А человек остается. И все его недостатки тоже.
Так что, понаблюдав за этим мракобесием в разных семьях, к возрасту согласия я подошла без хрустальных розовых мечтаний, зато с четким осознанием того, что мне на самом деле нужно.
Одноклассники предавались романтическим порывам и разврату, попеременно или одновременно, а я чертила таблицу и составляла приблизительный психологический портрет разыскиваемого или разыскиваемой. И представьте себе, он нашелся почти сразу. Мы благополучно поженились, у нас не было всей этой хренобесии с бабочками, крышесносной страстью и шестью разами за ночь, но зато было много чего получше - взаимопомощь, понимание и преданность. Кстати, по ночам тоже все было в порядке, если интересно. И как бонус - никому из нас не нужен был друг/подружка, с которым можно было бы обсудить чьи-то сиськи или пожаловаться на мужа. Потому что сиськи были интересны обоим, а поводов жаловаться не возникало.
И по части помощи с закапыванием трупа посреди ночи, у нас тоже была полная уверенность. В общем-то, она и сейчас есть, хотя нас давно развели и живем мы в разных концах света.
Мы не храним друг другу верность и встречаемся, с кем хотим, как, впрочем, и до развода. Мы не пишем друг другу смс-ки или письма романтического содержания, а общение в основном сводится к изложению новостей. Но я знаю, что в канун Рождества я вызову машину и поеду через океан, и что мне не нужно звонить и предупреждать, потому что это само собой разумеется.
Я открою дверь своим ключом и зайду в квартиру. Мне на самом отборном английском выскажут все, что думают о моей привычке не разуваться у входа в такую слякоть. Я улыбнусь и отвечу, куда можно засунуть свои пожелания и предложения на эту тему.
Любовь разбивается о быт, говорите? Ну-ну.

№3
- А как ты относишься к сексу по дружбе? - внезапно спросила она.
Честно сказать, я не очень понял, как с бесстрастного обсуждения скачущего курса валют и погоды мы перешли к сексу. Наверное, так же внезапно, как к нему, только не в вербальной форме, переходят новообразовавшиеся парочки-на-одну-ночь в туалете клуба.
- Ну, - сказал я. - Ну.

Дубайский аэропорт давил золотом и роскошью, и я, если честно, чувствовал себя дворняжкой промеж этих породистых арабских нефтяных шейхов и их чёрных привидений-жён. А ей, казалось, хоть бы хны. Сидела себе в своей видавшей виды ветровке Colambia и в ус не дула. Она была из Нидерландов, из Амстердама («А вы там правда травку курите?»), но её английский был столь ужасен, что я едва её понимал и вымученно улыбался ровно до тех пор, пока она внезапно не заговорила по-испански. Ну, понимаешь, объяснила она потом, вертя в бледных пальцах пустую чашку кофе, понимаешь, мой папа — владелец сети ресторанов на Ибице, и мы там — на Ибице этой — долго жили.
Буквально минутами ранее она заверила меня, что на настоящий момент времени бедна, как церковная мышь, и перебивается случайными заработками во время своих путешествий. Как можно было не иметь гроша в кармане, но иметь папу на Ибице одновременно, я не понимал, но расспрашивать не стал. Но неудивительно, что она не чувствовала себя чужой на этом празднике пустынно-золотого бытия.

Я возвращался домой в Сантьяго-де-Чили.

- Как бы, - чашка кофе в её руках совершала немыслимые кульбиты, - если ни у тебя, ни у друга нет никаких постоянных отношений, а весна бьёт в голову, то почему бы и нет?
- Я бы вызвал проститутку.
- Друг лучше проститутки!
- Не поспоришь. Но, знаешь, как говорят: «основное отличие любовников от друзей в том, что с друзьями ты не спишь».
Она отмахнулась.
- Чушь. Ненужные границы!
Я пожал плечами.
- Ты женат?
- Да.
- Дети есть?
- Нет.
- Изменял жене?
- Послушай...
Весь её вид говорил о том, что она как раз-таки слушает, и очень внимательно.
- Когда ты человека любишь — ну, по-настоящему любишь — то ты ему не изменяешь.
- А как же свободные отношения?
- Чушь.
- Во-первых, это моя фраза. А во-вторых, - торжествующе, - вот видишь! А для меня чушь — твои слова про дружеский секс.

Я ещё раз пожал плечами. Мимо меня проплыла новая стайка приведений, не отличимых от предыдущих.

Я никогда не спал с друзьями. В моём консервативном мозгу слова «дружеский» и «секс» не могли стоять в одном предложении. Так и хотелось завести пластинку «послушай, ты ещё молода, доживёшь до моих лет и поймёшь, что сила рода человеческого — в традициях. А гомосексуализм, свободные отношения и вибраторы разрушают институт семьи».
В общем, мне хотелось ей высказать всё то же самое, что в своё время мне же высказывали мои родители.

Я никогда не изменял жене. Не я первым, так сказать, сорвал её цветок, но со своей стороны я точно знал, что и она не водила в нашу супружескую постель баскетбольную команду ни до нашего брака, ни, тем более, во время. Уже семь лет нашу маленькую лодку любви несло по реке быта, и река эта была широка и медлительна, благодаря чему все препятствия всегда были видны издалека, и у нас было полно времени, чтобы их обогнуть.
Хотя, на самом деле эта река больше напоминала желе. Если воткнуть в него весло с намерением развернуть лодку, изменить привычный ход событий, лодка сопротивлялась, а жена поджимала губы. Она тоже была консервативна. И, когда дело доходило до секса, она никогда не позволяла ничего кроме миссионерской позы — хорошо, что не под одеялом, но это уже нужно отдать должное климату. Для неё всё должно было быть строго по расписанию и следуя советам наших отцов.
Есть такая штука-шутка: девочкам на восемнадцатилетие подружки дарят вибратор. Я точно знал, что моей жене на восемнадцатилетие подарили кулинарную книгу.

- Ты её любишь, да?
- Жену?
- Угу.
- Конечно.

Она сказала «quierer». Жена всегда говорила «amar».
«La quieres?»

У меня в голове жена поджала губы: лодка вновь отклонялась от курса.

- Где здесь туалет?
- Туалет? За книжным направо.
- Идём.
- Что?
- Идём. Идём.

№4
Почти белое рассветное солнце легко выглядывает из морских пучин. Оно поднимается вальяжно, не спеша. И так же без особой торопливости начинает набирать цветов, все больше разливая ярких красок на просыпающийся мир. Это было июльское утро.
На авианосце "Адмирал Мастерсон" проходили учения. До старта было больше часа. Судовые механики готовили взлетно-посадочную, проверяя все крепления и чтобы не было мусора. Молодой пилот сидел на крыле Лайтнинга. На лице парня блуждала безумная улыбка, он писал письмо не простому человеку. Он писал о любви.
«Мне говорят, что любви не бывает. Мне говорят, что я вру сам себе, что ты меня не ждешь и наверняка зажигаешь с каким-то барменом или, чего хуже, обычным белым воротничком. Я не верю им, зная, что тебе не нужен никто, кроме меня и моего неба. Что ты ждешь меня и, что самое главное – ты дождешься. Потому, что тебе не нужны яркие вещи и тебе не нужны серые будни. Ты любишь небо и скорость так же, как я. Ты любишь меня.
Мне говорят, что я ничего не понимаю в любви. Мне говорят, что я слишком мало прожил, чтобы кидаться такими громкими словами. А мне не важно, что на языках у других. Не важно, потому что, единственное, что я знаю наверняка – это как управлять Лайтнингом и как любить тебя. И какая тогда разница, сколько мне лет?
Я пишу тебе каждый раз на рассвете, понимая, что с каждым днем я только уверенней в своих чувствах. Я ухватываю ручкой первые лучи солнца, что освещают тихоокеанские волны и вывожу ими слова своей верности к тебе.
Такая моя любовь и такой я.
Все еще нужный тебе?»
Но уже через час единственной любовью для него будет Небо. И свою страсть он будет ему выражать через скорость. Когда крылья стального дракона со свистом будут рвать горизонт, оставляя только белые полосы завихрений. Когда внутри молодого человека будет все переворачиваться и сердце с каждым махом будет биться быстрее, от восхищения и захватывающих его чувств.
В другой точке планеты она сядет за стол, сжав в тонких пальцах ручку и нагнется над белым листом бумаги.
И писала она ему о том, что он не вернулся ни из одного полета. Каждый раз ей пишет другой. И каждого из них она любит по-особенному. Страстно. Безответно. Вбирая в себя всю ту высоту, что приникает сквозь его глаза и кожу в душу молодого пилота. Выпивая скорость и ясное рассветное небо, озаряемое щербатой улыбкой яркого летнего солнца.
Молодой июльский ветер перебирал серебристые волны. На авианосце пошел отсчет до взлета. Он снова не вернется, в обмен на украденное небо.
Для нее.

0

92

3

0

93

N 1

0

94

№ 2

0

95

4

0

96

№2

0

97

4

0

98

Думаю, что времени прошло достаточно, так что: голосование закрыто.

0

99

№1 - 1
№2 - 2
№3 - 1
№4 - 2

Будем считать, что у нас два победителя =)

№1 - Джеремая Ромасанта
№2 - Дина Дормик
№3 - Акела Акаму
№4 - Джек Хэй Мао

Поздравляем победителей этого раунда и благодарим остальных за участие =)

0

100

Даем старт набору на следующий раунд.

0


Вы здесь » THE CITY 24 » Competitions application » Клуб анонимных прозаиков