http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/60809.css
http://forumfiles.ru/files/0013/5d/81/88636.css

THE CITY 24

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE CITY 24 » Competitions application » Клуб анонимных прозаиков


Клуб анонимных прозаиков

Сообщений 121 страница 136 из 136

1

Итак, правила довольно простые:
• Происходит набор участников (от двух до скольки успеют), желающие отмечаются в теме и заносятся в список кандидатов. Спустя несколько дней прием закрывается.
• Главная задача – написать небольшой рассказ (до двух-трех листов в Word) на заданную тему, которая оглашается после закрытия набора. Тема должна включать в себя одно слово, максимум – словосочетание. Вместе с темой даётся срок до двух недель.
• Прием работ производится в ЛС Злому или Саркастичному Ирландцам. Если больше половины участников не укладывается в сроки, то дедлайн продлевается от 3-х до 7-и дней.
• Затем работы выставляются на всеобщее обозрение и производится голосование. Кандидаты тоже могут принимать участие, голосовать за себя не запрещается, но авторство не должно разглашаться. Голосование длится неделю, после чего подводятся итоги и называется победитель.

________________________________________
Круг Первый.
Внезапный поворот (тексты: Клуб анонимных прозаиков)
Ничья. 1й текст - Внезапная Ирландка, 2й текст - Джессика Ламберт.

Круг Второй.
Недетские сказки (текст: Клуб анонимных прозаиков)
Единственно дошедший до дедлайна участник: Кира Рерро.

Круг Третий.
Ночь в городе (тексты: Клуб анонимных прозаиков)
#1 - Дина Дормик
#2 - Кира Рерро
#3 - Влад Ковальски
#4 - Акела Акаму (победитель)

Круг Четвертый.
Любовь (тексты: Клуб анонимных прозаиков)
№1 - Джеремая Ромасанта
№2 - Дина Дормик (победитель)
№3 - Акела Акаму
№4 - Джек Хэй Мао (победитель)

Круг Пятый.
Там, где прячутся чудовища (тексты: Клуб анонимных прозаиков)
№1 - Джессика Ламберт
№2 - Бруно Мальто (победитель)
№3 - Кира Рерро

+1

121

Bruno Malto, поздравляю с отпуском!  http://sa.uploads.ru/WYeMS.png
И жду творческих порывов :-)

0

122

Kira Rerro
Товарищ госпожа генерал, у меня тут к запланированному кабыздецу присоединился незапланированный, так что можно продлить прием до утра понедельника?  http://sa.uploads.ru/7DzuS.png

0

123

Bruno Malto, можно.
У меня на руках только одна работа пока.

Котики, вы хоть отзовитесь, покажете шедевры свои или нет?)

0

124

Ваш генерал принес тексты! Прошу прощения за задержку.
Наслаждайтесь, голосуйте. Один человек - один голос.

Тема: Там, где прячутся чудовища.

Участник№1.

Мы такие милые и наивные! Живём в своей зоне Златовласки, хотим всем добра, чтобы каждому дом – полная чаша. Нежные, эфемерные, ищущие справедливости и мира. Мы огорчаемся от того, что тучки на головою, и расцветаем, когда выходит солнышко, будто сладкие одуванчики. Мы так переживаем, когда ближнему больно, даже не можем найти слов, как выразить своё сочувствие – настолько нам небезразлично. Мы почти всё делаем правильно, а то, в чём ошибаемся, делает нас сильнее. Ведь, правда, мы такие.
Только вот не вздумай, тварь такая, в погоне за справедливостью и миром, в созерцании солнышка и сочувствии к ближнему перейти мне дорогу! Вообрази, ты взял мою вещь, ты нарушил мои права, съел мой кусок! Какие тут мы? Тут уже я и ты! Параллельные прямые не пересекаются! В противном случае лови перчатку! Как можешь ты мешать мне творить добро? Гори в Аду, супостат! Какое право ты имеешь вмешиваться в мою нежность и эфемерность? И пусть тебя шпилят черти!
Два человека. Если они столкнутся, есть два сценария. Любовь – и рождаются дети. Ненависть – и рождаются чудовища. Иногда дети суть те же чудовища, тогда вопрос в другом – а была ли любовь? Но ведь и мы чудовища. Не мы… Я и ты. Когда мы становимся мной и тобой. Тоже мне редкое событие! Чудовища не прячутся, они всё время с нами.

Участник№2.

Закусив губу, Клауди с досадой смотрела на труп. Труп, как ему и положено, скорбно взирал в ответ остекленевшим взглядом, только не на девушку, а в небеса. Вернее, в потолок огромной залы, захламленной каким-то барахлом и грудами золота. Кишки из распоротого брюха очень живописно освежали бы пейзаж, если бы не были раздавлены громадной лапой до состояния «Кровииища!». В общем, сплошное безобразие – ни морального удовлетворения, ни эстетического.
Вздохнув, Клауди в очередной принялась загружать сохраненку. Ну никак ей не давался этот уровень! Громадный зеленый дракон на прощание ехидно подмигнул и медленно растворился. Вместе с раздавленным трупом «Клауди», продолжавшим, несмотря на состояние трупа, крепко сжимать меч в руке.
Вирт пошел странной рябью, но Клауди не успела заволноваться (вдруг сохраненка глюкнула! Это же ужас!), как ее выкинуло в начальную локацию уровня – холл замка. Уныло выслушав в очередной раз наставления Великого Мага и Волшебника, вещающего свои прописные истины «Великий воин…тельница! Ты должен…а победить дракона и будет тебе счастье, золото и новый уровень!», Клауди, положив зачарованный меч на плечо, побрела по коридору. Эту дорогу она знала уже наизусть, все же в пятнадцатый раз пытается прибить скотину типа «змий зеленый, хитрожопый», так что ничто не мешало размышлениям. В голове роились две мысли.
Первая: как же хорошо, что меч респаунится вместе с ней, иначе бы победы точно не видать, а добывать каждый раз эту рунную (или руническую?) заразу не хочется от слова «вообще».
Вторая: вот если этот маг великий и могучий, то почему же он сам не победит бедного дракончика? Идиотская мысль, но она волновала с каждым разом все сильнее.
Дракон обосновался в центральном зале замка, превратив его в свое логово. Толком рассмотреть его Клауди никогда не успевала: либо помирала с порога, не угадав, что именно в этот раз задумал супостат (дракон оказался такой затейник!), либо приходилось носиться так, что собственных ног не видишь, что уж там говорить о чем-то другом.
В этот раз за дверью поджидала подозрительная тишина. Подождав с минуту, Клауди толкнула ногой дверь и тут же отскочила в сторону, ожидая потока горячего, желто-красного пламени. Один раз она уже сгорела, так что – спасибо, больше как-то не хочется.
Тишина стала еще более подозрительной, и Клауди, напрягшись еще больше, бесшумно проскользнула в залу со своей дурындой, то есть мечом наперевес. И тут же растерянно его опустила.
Дракона не было. Посреди зала стоял… принц! Вот точно такой же, как на рекламной картинке «Замков Эдеры», то бишь игрушки, которую пыталась пройти Клауди – черноволосый и синеглазый красавчик весь в белом. И не просто стоял, а с изумлением рассматривал свои руки, шевелил пальцами и, кажется, намеревался щупать свое лицо.
Меч скрежетнул по полу. Красавчик вздрогнул и обернулся. При виде Клауди его лицо тут же расплылось в обаятельнейшей улыбке.
– Как же я счастлив видеть вас, леди! – с изящным поклоном сообщил принц, пока Клауди пыталась подобрать свой меч и челюсть с пола. Нет, она, конечно, от дракона ожидала всяких подлянок, но не таких! И как она теперь убьет это… этого… короче, вот этого, а?
– А вы кто? – на всякий случай с надеждой на возможность неубивания поинтересовалась девушка.
– Я? – красавчик глубоко задумался, озадаченный этим вопросом, а потом вдруг просиял, как будто его склероз отпустил: – Я принц!
– Эх… – Клауди с досадой опустила меч и оперлась на него руками, как об обыкновенную палку.
– А что не так? – с опаской поинтересовался принц, украдкой оглядывая себя и поправляя кружевные манжеты.
– Мне дракон нужен, – горько вздохнув, сообщила Клауди. – Иначе я на следующий уровень не пройду. Ты не знаешь, где он?
Новоявленный красавчик замялся и неловко сообщил:
– Ну… Теперь я вместо него.
– То есть? – лицо девушки вытянулось недоумением.
– Ну… Вот, – принц развел руками. – Был дракон, теперь я.
– И что? Мне теперь тебя убить? – деловито поинтересовалась Клауди, вновь перехватывая поудобнее меч.
– У меня не оставалось выбора! – с горестным воплем попятился красавчик, на всякий внимательно глядя на полыхающую рунами поверхность дрына, то есть меча. – Мне нужно было поговорить с тобой.
– Со мной? – удивилась Клауди, опуская оружие и мельком подумав, что ее уже начали утомлять упражнения на поднятие-опускание тяжестей – весило произведение кузнечных дел мастера ого-го сколько! Пускай бы уж этот красавчик побыстрее определился туда он или сюда. То есть, дракон он или нет.
– Да, – вздохнул принц и с надеждой воззрился на девушку.
…– Виктор, не спи! – яростный крик капитана корабля не имел под собой ничего общего с действительность. ИИ его корабля, серия ВИК-745, хоть и не являлся самым новым, но не устарел настолько, чтобы можно было выдавать подобные указания.
Он не спал, но и поделать ничего не мог – догоняющий их «парусник» обладал более мощным двигателем и им управлял отличный пилот. Сразу чувствовалось, вернее, вычислялось по маневрам. В то время как их торговой лоханкой управлял новичок. Пусть Виктор и помогал ему по мере сил, но превосходство пиратов было явно видно даже невооруженным взглядом.
– Три минуты, – деловито доложил навигатор. 
Три минуты – и они смогут скользнуть в поток в гипере, там их никто не достанет. Просто потому что гипер у каждого корабля свой.
«Парусник», будто чуя, что добыча ускользает из-под носа, сделал гигантский скачок, неожиданный для его конструкции. Видимо, двигатели хорошо прокачены.
– Виктор… – зарычал капитан.
ИИ молчал – на основе своих данных он просто не мог предположить подобного маневра от «парусника».
Бок пиратского корабля расцвел ослепительно желтой розой. Вырвавшийся из нее луч расплавил обзорное окно рубки…
Клауди шмыгнула носом и высморкалась в платок, протянутый ей принцем по имени Виктор.
– А ты как спасся?
– Инкасулировался. Когда мой корабль подобрали, я сделал копию во внутреннюю сеть, только Михаэль меня дальше развлекательной сети не пускает. Оно и понятно – система безопасности, но все таки… – кратко пояснил красавчик, внимательно глядя на девушку и поинтересовался с надеждой: – Ты мне поможешь?
Клауди еще раз шмыгнула носом и кивнула.
Доступ в морг осуществлялся только по биометрии допущенных к телам работников, одним, вернее, одной из которых и являлась медсестра Клауди Монфар.
– Спасибо тебе огромное! – просиял принц и протянул руку. – Пойдем?
Клауди доверчиво вложила ладонь в протянутую руку.
Стены призрачного замка медленно, но неуклонно таяли, постепенно заменяясь серо-стальными перекрытиями корабля.
– Ой, – Клауди, чья одежда сменилась с доспехов на голову стукнутого озабоченного дизайнера на обычную зеленую форму медотсека, с интересом заоглядывалась вокруг. – А я думала, что здесь все будет ну… по-другому. Не так по-обычному.
– Я специально для тебя держу привычный человеческому взгляду интерфейс, – принц сосредоточенно быстро шел по коридору, почти таща за собой девушку. По его подсчетам есть всего четыре минуты, потом сработает охранка, нужно успеть.
– А, ну тогда хорошо, – успокоилась Клауди, еле поспевая за своим принцем. – Мы скоро придем?
– Уже, – Виктор остановился возле точной копии двери в морг и подтолкнул к ней девушку. – Давай.
Был бы он человеком, он бы на всякий случай скрестил пальцы, сжал кулаки или поплевал через левое плечо. Но он был ИИ корабля, к тому же слегка устаревшей модели, так что просто ждал. Даже вероятности срабатывания плана не перепроверял.
Клауди шагнула к двери и привычным жестом провела рукой по входной панели, одновременно сообщая свое имя.
Дверь медленно отъехала в сторону.
– Я… – Виктор шагнул к двери. – Я хотел бы побыть один…
– Да-да-да, – девушка быстро отшагнула в сторону, пропуская принца.
– Спасибо тебе, – стоящий в дверях Виктор обернулся и серьезно посмотрел на девушку, вновь обретающую черты «воительницы». Серые стены плавились, из-под них проявлялась старая каменная кладка, украшенная потертыми гобеленами и гербами. – Ты помогла убить дракона.
Клауди кивнула и молча глядела, как исчезает этот странный «принц», думая, что это так романтично – придумать такой план, обмануть ИИ станции, лишь бы проститься с капитаном…
Сведя брови в тонкую полоску, Виктор сосредоточенно огляделся по сторонам, вычисляя нужный «саркофаг». Третий справа сиял алым светом. Виктор подошел к нему и вырубил систему жизнеобеспечения, наглухо заблокировав возможность удаленного включения. Оставалось отключить еще три, но самая приоритетная задача выполнена.
Он не соврал, сказав Клауди, что та помогла убить дракона. В морге, помимо останков членов экипажа с его корабля, лежали в заморозке несколько преступников.
В том числе с пойманного на месте преступления пиратского «парусника» под названием «Дракон».

Участник№3.

Когда в мире, как тебе кажется, никого не остается, твоими соседями становятся чудовища.
На свете немало банальных и избитых фраз. Например, «монстры выходят с наступлением темноты». Нет, они всегда с тобой, в любой час.
В постапокалипсисе кто-то способен найти романтику. Земля предоставлена тебе и, наверняка, еще нескольким таким же счастливчикам, что не захотели сдохнуть за компанию с миром. Появляется много времени на размышления, на узнавание себя. Копайся не хочу.
Однако через пару недель Дженни готова продать свою изученную душу за всего одно живое существо, хоть собаку. Можно будет подумать – убивать ее ради еды/прекращения мучений или пощадить и сделать другом. Сомнительное, но занятие. Сейчас же все ее мысли заняты монстрами, что идут по пятам. Они перестали прятаться и иногда на мгновение задерживаются в тени, прежде чем раствориться, когда девушка оборачивается.
Однажды он подходит вплотную, дотрагиваясь холодной лапой. Девушка вскидывается, машет рукой как на надоедливую муху, и чудище будто растворяется в воздухе. Она даже не успевает его рассмотреть вблизи.
Через некоторое время монстры, как настоящие звери, привыкнув к человеку, спят у дверей ее жилища по ночам. Дженни почти не смыкает глаз,  ее начинают преследовать панические атаки. Не чудовища страшат ее, они молчаливы и безобидны. Ее страшит темнота внутри, что, думается, и привлекла их.
С каждым днем все больше кажется, что внутри живет два разных человека. Они держатся за один молоток, но делят ее голову поровну, не желая соприкасаться друг с другом. Будь Дженни в поисках еды, за стиркой или физическими упражнениями, она не может не слышать этот стук. 
С другой стороны, безумие похоже на освобождение. Из раскола вырастает метафорическое дерево, новая жизнь, новая Дженни, что всегда пряталась, пока приходилось играть себя в обществе людей.
Девушка прикармливает этих навязчивых существ. Они оказываются раза в два выше человека, похожие на карикатурных, очень худых псов, с песочной, безволосой кожей, нелепые, с внимательными глазами. Дженни где-то читала, что лица в наших снах не придуманные, так как мозг не способен на это. Каждого из них мы хоть раз видели в жизни, даже тех, кто посещает в кошмарах. Но это ложь. У чудовищ  твои глаза.
У девушки перехватывает дыхание от осознания, но она протягивает руки, касается их кожи, гладкой, теплой, позволяет обнять себя.
С этого дня никто не преследует выжившую. Монстров она видит только в случайно пойманном отражении собственных глаз.

0

125

Забавно, кстати.
Я не заявляюсь на конкурс, ибо ничего нового у меня последнее время писаться не хочется от слова вообще, просто хочу похихикать на тему того, что "Мои завистливые сны" - в определенном смысле очень подходит под заявленную тему)

0

126

бля, я не могу выбрать между 2 и 3, так не честно.  http://sa.uploads.ru/t8pO6.png

0

127

Как раз в тему встретилась крипи-байка.

http://36.media.tumblr.com/33085927456bdd4a17b8faa84b8e7c75/tumblr_o59u65QE1h1u901pro1_1280.jpg

Байка

Русские исследователи в конце 1940-х гг. держали пять человек без сна в течение пятнадцати дней, используя экспериментальный газ-стимулятор. Этих людей содержали в запертой камере, чтобы следить за балансом кислорода в камере, так как газ в больших дозах был токсичен. В то время еще не было видеокамер для наблюдения, так что все, что могли себе позволить экспериментаторы - микрофоны внутри помещения с испытуемыми и отверстия в стенах, закрытые толстым пятидюймовым стеклом. В камере были книги, кровати для сна без постельных принадлежностей, водопроводная вода, туалет и достаточно сухой еды чтобы жить в течение месяца. Испытуемые были политическими заключенными во время второй мировой войны.

В первые пять дней все было нормально, испытуемые едва ли жаловались, так как им пообещали (солгав), что выпустят на свободу по окончанию срока эксперимента, если они не заснут в течение месяца. Все их переговоры и действия были под наблюдением. Было отмечено, что со временем в их разговорах стали все больше и больше преобладать мрачные темы, связанные с неприятными воспоминаниями.

Спустя пять дней они стали жаловаться на события, приведшие их к текущему состоянию и начали демонстрировать сильную паранойю. Перестав общаться друг с другом, они стали шепотом докладывать на своих сокамерников в микрофоны. Довольно странно, что они решили, будто смогут завоевать доверие экспериментаторов, выдавая своих друзей. Первое время ученые думали, что это было действием самого газа...

На десятый день один из них начал кричать. Он бегал по всей камере время от времени крича в течение трех часов и пытался кричать и дальше, но, видимо, повредил голосовые связки. Самое удивительное то, что остальные на это никак не реагировали. Они продолжали шептать в микрофоны до тех пор, пока второй из них не последовал примеру первого и не стал кричать. Остальные вырвали листы их книг и, намочив их слюной, залепили окна в камере. На время крики и шепот в микрофоны прекратились.

В течение следующих трех дней ни одного звука не донеслось из камер. Исследователи не прекращали наблюдение за уровнем потребления кислорода, а он был высок, будто все пятеро занимались физкультурой. На утро четырнадцатого дня исследователи решились на шаг, который они не собирались делать, чтобы добиться реакции со стороны испытуемых, - они обратились к ним посредством динамиков, установленных в камере, т.к. опасались, что те либо умерли, либо находятся в коме.

Исследователи сообщили: "Мы открываем камеру, чтобы проверить микрофоны. Отойдите от дверей и лягте на пол, или будете застрелены. Сотрудничество приведет к освобождению одного из вас."

К их удивлению единственным ответом была фраза: "Мы больше не нуждаемся в свободе".

Было созвано совещание среди ученых и военных, финансировавших исследование. Поскольку ни одного ответа со стороны испытуемых не последовало, было решено открыть камеру на пятнадцатый день.

Из камеры вывели весь газ-стимулятор и наполнили свежим воздухом. Сразу же после этого три голоса из камеры стали молить о возвращении газа так, как будто от этого зависела их жизнь. Камера была открыта и туда были посланы солдаты, чтобы вывести испытуемых. Те стали кричать громче чем раньше, а вскоре к крикам присоединились и солдаты, увидевшие то, что творилось внутри. Четверо из пятерых жертв эксперимента были живы, но едва ли их состояние можно было назвать жизнью.

Запасы еды с пятого дня были нетронуты. Кусками мяса с груди и ног тела пятого были заткнуты дренажные отверстия в камере, так что камера была затоплена на четыре дюйма, и было сложно сказать, сколько из них занимает кровь. У всех четверых "выживших" также недоставало значительного количества мышц и кожи, оторванных с их тел. Судя по повреждениям и обнаженным костям на пальцах рук можно было сказать, что они сделали это руками, а не зубами, как предполагалось изначально. Дальнейшие исследования указали на то, что большинство, если не все, повредили себя сами.

Внутренние органы ниже грудной клетки у всех четверых были вырваны. В то время, как сердце, легкие и диафрагма оставались на месте, кожа и большая часть мышц на ребрах были оторваны, так что были видны легкие. Все вынутые органы и сосуды были целы и просто лежали на полу вокруг тел все еще живых испытуемых. Пищеварительный тракт их еще работал, переваривая пищу. Стало понятно, что все это время они питались собой.

Большая часть солдат были русскими спецназовцами, но, тем не менее, многие отказались возвращаться в камеру, чтобы вынести испытуемых, в то время как последние продолжали кричать и просить возвращения газа, чтобы не заснуть...

Ко всеобщему удивлению испытуемые оказали яростное сопротивление, когда их попытались вынести из камеры. Один из солдат погиб из-за того, что ему перегрызли горло, другой получил смертельное ранение, так как ему откусили яйца и серьезно повредили артерию на ноге. Остальные пятеро солдат покончили с собой спустя несколько недель.

В драке один из четверых испытуемых повредил селезенку и почти сразу умер от потери крови. Медики пытались ввести ему успокаивающее, но оказалось, что это невозможно. Ему ввели десятикратную дозу морфина, но он все еще дрался как загнанный зверь, сломав ребра и руку одному из докторов. Его сердце билось в течение двух минут после того, как он стал настолько обескровлен, что в его сосудах было больше воздуха, чем крови. Даже после остановки сердца он все еще кричал в течение трех минут, пытаясь ударить всех, кто подходил и просто повторяя "ЕЩЕ", снова и снова, все слабее и слабее, пока наконец не замолк.

Оставшиеся трое были крепко связаны и перемещены под медицинское наблюдение, в то время как двое из них, не повредившие еще голосовые связки, продолжали требовать газ, чтобы не заснуть...

Получивший наибольшие повреждения был отправлен в единственную операционную в комплексе. В процессе подготовки к возвращению его органов на место выяснилось, что он тоже не реагирует на успокаивающее. Он яростно пытался избавиться от ремней, связывавших его и почти разорвал те, что удерживали его запястья, несмотря на солдата весом в двести фунтов, который его держал. Тем не менее потребовалось лишь немного больше анестетика, чем обычно, чтобы отключить его. Как только глаза испытуемого закрылись, его сердце остановилось. В заключении о вскрытии было сказано, что уровень кислорода в его крови был в три раза выше обычного. Те мышцы, что все еще были на его костях, получили сильные повреждения, а девять костей в процессе драки были сломаны, по большей части усилием мышц.

Второй выживший был тот, что первым начал кричать. Его голосовые связки были повреждены, так что он мог лишь мотать головой, отказываясь от анестетика. Когда кто-то предложил оперировать его без анестезии, он кивнул головой, и никак не реагировал за все шесть часов операции по возвращению органов и восстановлению остатков кожи. Хирург несколько раз повторял, что медицински невозможно быть живым в таком состоянии. Одна из медсестер в ужасе заявляла, что пациент улыбался, когда их глаза встречались.

По окончанию операции пациент начал громко хрипеть и вырываться, глядя на врача и пытаясь что-то сказать. Предположив, что он хочет сообщить что-то крайне важное, ему дали ручку и бумагу. Сообщение было простым: "Продолжайте резать".

Остальные двое испытуемых прошли ту же операцию по возвращению органов, тоже без анестезии. Им пришлось ввести парализующее, так как они постоянно смеялись. Однако оно неожиданно быстро вывелось из их организмов, и вскоре они снова стали пытаться освободиться. Как только способность говорить вернулась, они начали просить возвращения стимулирующего газа. Исследователи спросили их, почему они повредили себя, зачем лишили себя органов и почему им нужен газ.

Ответ был дан один - "Мы не должны засыпать."

Все трое были связаны еще крепче и помещены обратно в камеру на время принятия решения, что с ними будут делать дальше. Исследователи, боясь гнева со стороны финансистов из армии, предлагали устроить им эвтаназию, однако командир, бывший КГБшник, увидел потенциал этих троих и решил посмотреть, что будет, если вернуть им газ. Исследователи высказали сильный протест, но были проигнорированы.

Во время приготовлений к очередному заключению в камере, испытуемые были подключены к ЭЭГ (электроэнцефалограмма), а их оковы были ослаблены, т.к. предполагалось, что они будут связаны надолго. Ко всеобщему удивлению, как только прошел слух, что газ вернут, сопротивление прекратилось. Стало ясно, что они изо всех сил пытались не заснуть. Один из тех, кто мог говорить, просто издавал громкие звуки, немой терся ногами о ремни чтобы сфокусировать свое внимание на чем-то. Третий держал голову поднятой над подушкой и быстро моргал. Так как он был первым подключенным к ЭЭГ, именно за ним наблюдали исследователи и обнаружили, что по большей части его энцефалограмма была нормальна, но с промежутками пустоты, будто его мозг периодически испытывал смерть. Поскольку все ученые наблюдали за бумагой, выходящей из ЭЭГ, только одна из медсестер заметила, что в тот же самый момент, как он закрыл глаза и коснулся подушки, его ЭЭГ переключилась в режим глубокого сна, затем смерти. В тот же момент его сердце остановилось.

Единственный способный говорить испытуемый стал кричать, прося вернуть газ немедленно. Его ЭЭГ показывала те же самые пустые промежутки. Командир приказал немедленно запереть в камере с газом двоих испытуемых и троих исследователей. Один из последних услышав приказ, выхватил пистолет и застрелил сначала командира, а затем немого испытуемого.

Он направил дуло на оставшегося, все еще связанного, но способного говорить, в то время как остальные члены комиссии выбежали из комнаты. "Я не пойду туда с этими существами! Только не с тобой!", кричал ученый. "ДА ЧТО ТЫ ТАКОЕ? Я должен узнать это!"

Испытуемый улыбнулся.

"Неужели ты так быстро забыл? Мы - это вы. Мы - безумие, что таится внутри вас, которое стремится освободиться в любой момент во всей своей животной глубине. Мы - то, от чего вы прячетесь каждую ночь. Это нас вы пытаетесь усыпить и парализовать, скрываясь в убежищах, куда мы не можем проникнуть".

Исследователь, немного поколебавшись, выстрелил в сердце оставшемуся испытуемому.

ЭЭГ пропала, в то же время, как последний слабо прохрипел: "Так.. близко... к свободе..."

0

128

текст №2 или текст №3
[dice=13552-7744-28]
[dice=11616-5808-28]

0

129

все, я за текст №2  http://sa.uploads.ru/r0jE1.png

0

130

Текст №2)

0

131

я за №3)

0

132

Раз желающих голосовать больше нет, Итоги таковы:
1 место - текст №2! Бруно Мальто.
2 место - текст №3! Кира Рерро.
3 место - текст №1. Джессика Ламберт.

Поздравляем победителя и всех участников!  http://sf.uploads.ru/84Hf3.png
Всем спасибо за участие и удачи в дальнейшей поимке муз  http://sa.uploads.ru/WYeMS.png

0

133

Kira Rerro написал(а):

1 место - текст №2! Бруно Мальто.

http://sa.uploads.ru/r1xLo.png

Всех пряз-драв-ля-ю!  http://sa.uploads.ru/imUsl.png

0

134

Запускаем еще один круг?

0

135

Я б не против, т.е. за.

0

136

И я.

0


Вы здесь » THE CITY 24 » Competitions application » Клуб анонимных прозаиков